Двери корнеев

Две жизни Андрея Корнеева

Знаменитый пловец сражается со страшной болезнью

О н трижды выигрывал чемпионаты Европы. Был рекордсменом мира. На Олимпийских играх в Атланте-1996 стал бронзовым призером на дистанции 200 метров брассом, завоевав в этом виде программы первую медаль для страны после 16-летнего перерыва.

А прошлым летом заболел. Настолько тяжело, что врач даже не нашел в себе сил озвучить в присутствии пациента свой прогноз. Попросил Андрея выйти из кабинета и только после этого сказал его супруге Наташе: «Не мучайте его. Купите сильнодействующие наркотики и дайте возможность спокойно умереть. Недолго осталось. «

– Андрюха появился в команде на чемпионате Европы-91 в Афинах, выступил там неважно, но на него просто невозможно было не обратить внимание, – рассказывал мне бронзовый призер Игр в Сеуле Дмитрий Волков. – Не могу сказать, что мы сразу сблизились. Первым делом я отметил, что Корнеев очень талантлив как брассист – гораздо талантливее меня. А значит – для меня и опасен. В то же время было тяжело отделаться от мысли, что в Андрее я в какой-то степени вижу самого себя и свой путь в плавании: дебютировал я в команде тоже в 16 лет, и тоже, выиграв отбор, провалил первые международные соревнования – чемпионат мира в Гуаякиле.

Потом мы с Корнеевым несколько лет вместе тренировались в группе Владимира Радомского, и я быстро понял, насколько хорош и неудержим Андрей в работе. Он невероятный пахарь. Так тренироваться способны очень немногие, поэтому мне было искренне жаль, что полностью реализовать в плавании свой потенциал Корнееву так и не удалось.

Почему он нечасто выигрывал? Наверное, все дело было в нервной системе. Андрей был очень ранимым, выходил из себя как по поводу, так и без – достаточно было любой ерунды, чтобы он «взорвался». Но внутренне в нем ощущалось что-то очень настоящее.

Даже удивительно: при том что в сборной команде Корнеев почти ни с кем не общался и слыл крайне закрытым человеком, когда прошлой осенью ему потребовалась помощь, откликнулось множество человек. Десятки людей ежедневно присылали письма, передавали деньги на лечение, а их требовалось все больше и больше. Точно знаю, что был период, когда ситуация с деньгами в семье Андрея была совсем катастрофической. Собственно, она и сейчас не сильно изменилась.

Олимпийский успех Корнеева в Атланте одновременно стал и самой большой его неудачей: в борьбе за золото Андрей тогда проиграл касание. Лидировал вплоть до последних метров дистанции, но на финише уступил двум венграм – Кароли Гуттлеру и Норберту Роже. Брассистам, которых за год до Игр он легко и красиво обошел на чемпионате Европы.

К сожалению, в те достаточно «медальные» для страны времена бронза, пусть даже олимпийская, была всего лишь бронзой. Медалью, не способной принести ее обладателю ни денег, ни славы.

Не поставили Корнеева и в комбинированную эстафету. Все прекрасно понимали, что речь идет как минимум о серебряной медали, а в этом случае желающих стартовать в составе команды всегда набирается больше, чем вакантных мест.

Сам Андрей внешне тогда даже не расстроился. Промолчал.

Единственный раз на моей памяти он позволил себе поддаться эмоциям на этапе Кубка мира в Париже в марте 1998-го, где установил мировой рекорд на своей коронной «двухсотметровке». Корнеев бесновался в воде после финиша, вскидывал в воздух сжатые кулаки, издавал никому не понятные звуки. Потом, с трудом выбравшись на бортик, вдруг понял, что сил не осталось и он не может идти. Так и пополз на четвереньках к тумбочке, возле которой лежали сброшенные перед стартом вещи.

А на следующий день, словно в противовес потоку восторженных слов в свой адрес, совершенно буднично рассказывал:

– Мне сложно плавать в 25-метровом бассейне, я – «деревянный». Вы обратили внимание, как, например, плавает немец Марк Варнеке? Он как рыба-мутант – большой, но чрезвычайно подвижный. Если, скажем, Варнеке последнего гребка немного не хватает, чтобы идеально вписаться в поворот, он просто мгновенно делает еще один. А я так не могу – организм сопротивляется.

Подвижности в суставах приходится добиваться с помощью чудовищной работы. Суставы от этого ужасно болят – настолько, что каждый год я стараюсь проходить специальный курс грязетерапии. А это существенные деньги. Нельзя к тому же одновременно лечить грязевыми ваннами ноги, плечи и позвоночник – слишком большая нагрузка на сердце. Значит, курс становится продолжительнее и дороже.

Самое обидное, – продолжил Андрей, – что по скорости я опережаю и Варнеке, и всех остальных, но проигрываю повороты. Поэтому высокий результат может быть, лишь когда они сами собой получаются идеально. То есть когда нахожусь на пике формы…

Два года спустя Корнеев закончил карьеру.

Мы с Андреем договорились о встрече сразу после того, как у него был закончен достаточно продолжительный курс химиотерапии.

– Все началось очень банально, – даже не ответил, а скорее выдохнул он на мой вопрос. – С изжоги, которой у меня никогда раньше не возникало. Я тогда сделал гастроскопию, получил рекомендации врача по питанию и рецепт на таблетки для улучшения пищеварения, прошел весь курс, но это не привело ни к каким изменениям. Ощущения становились все хуже. В свое время я стал по совету жены ходить к ней в группу на занятия по йоге, но и тут начал чувствовать, что выполнять привычные упражнения с прежней легкостью мне уже не удается.

Потом, благодаря связям Наташи, через ее высокопоставленных клиентов удалось попасть на обследование в госпиталь Дзержинского в Балашихе, после чего врач, проводивший ультразвуковую диагностику, предложил мне показаться другим специалистам. Попал я – и тоже через знакомых – в ЦНИИ гастроэнтерологии. Там обследовали все, что только можно, неоднократно брали кровь на онкомаркеры – не определили ничего. Единственным методом, который оставался, была лапароскопия – мне предложили хирургически вскрыть брюшину и посмотреть, что происходит внутри. Я сразу согласился на операцию. Ну и.

В общем, врачи ужаснулись. Помимо уже кровоточащей язвы там обнаружилась и опухоль, и множественные метастазы. Диагностировали рак четвертой степени.

За все это время потерял 15 килограммов веса. Легкие наркотики вызывали рвотную реакцию, принимать их я не мог, хотя боли были такие, что несколько раз Наташе приходилось вызывать «неотложку».

– Когда Наташа сказала тебе о том, что ей сказал врач?

– В тот же самый день. Я не воспринял эти слова вообще. Как не воспринял поначалу и сам диагноз. Какой рак? Мне на тот момент даже сорока не было. Никогда не пил, не курил. С чего вдруг?

– Даже не представляю, что ты тогда чувствовал.

– Это тяжело. Но особенно тяжело было Наташе – она восприняла слова врача буквально. У меня же до сих пор нет понимания, что такое вообще возможно. Мне очень многое еще нужно сделать. У меня дети, которых нужно поставить на ноги. Поэтому я и борюсь изо всех сил. Ну да, мне бывает очень больно. Бывает тяжело продолжать терпеть эту боль. Но такого, что я могу заснуть и не проснуться, у меня в голове даже близко нет.

На самом деле мне очень повезло с тем, что нашлись люди, готовые помочь. 27 августа мне выдали выписку с диагнозом, а уже 9 сентября я поступил в отделение химиотерапии. Если бы не это, я бы просто не дожил до начала лечения. Хорошо бы, конечно, чтобы это лечение началось еще раньше, но что есть – то есть.

– Как часто тебе приходилось задумываться о причинах, которые могли спровоцировать болезнь?

– Это все такие тонкие материи… Думаю, первое, что сказалось, – мой подход к жизни в целом. Я привык себя накручивать, жить в постоянном стрессе. По характеру я совершенно не конфликтный человек, не очень эмоциональный. Поэтому все конфликты и неприятности всегда переживал молча, не выпуская их наружу. А желудок, как я сейчас понимаю, это орган, который первым реагирует на любой сильный стресс.

– Что именно в твоей послеспортивной жизни сопровождалось столь сильными стрессами?

– Всегда ведь хочется добиться большего, особенно когда ты прошел через большой спорт. Поскольку я не сумел за время выступлений стать, скажем так, широко известным спортсменом, то и в поисках работы мне в 26 лет пришлось начинать жизнь с нуля. Устроился инструктором в фитнес, в течение полугода попал на первую руководящую должность. С одной стороны, это, наверное, было неудивительно – имелся определенный опыт, знания, иностранный язык, неплохие менеджерские способности. Мы с женой как раз тогда взяли ипотеку, приходилось очень много работать, чтобы выплачивать долг.

Просто о своих проблемах я никогда никому не говорил, и со стороны, наверное, казалось, что у меня все складывается само собой. В таких ситуациях нередко появляется зависть, конфликты, наговоры – вплоть до сглазов. Все это тоже было, как выяснилось.

Когда я помотался по онкологическим больницам, посмотрел, кто там лечится, то понял, что от подобных заболеваний не застрахован вообще никто. «Запустить» болезнь способно любое негативное чувство. Сильная обида, например, которую человек годами носит в себе.

Возможно, мой иммунитет был ослаблен еще и большим числом травм. Еще в спортивные годы у меня были серьезные проблемы с позвоночником – постоянно смещались диски. Перенес две операции на паховых кольцах, две – на коленях. Работать-то постоянно приходилось на грани возможного, терпеть, перешагивать через собственное не могу – иначе никаких результатов в плавании не достичь. А когда привыкаешь постоянно терпеть, бывает очень сложно вовремя понять серьезность возникающих проблем.

– Лечение в нашей стране – это ведь еще и огромные деньги.

– Теоретически существует медицинская страховка и, соответственно, бесплатное лечение. Просто на этом пути очень много ступеней: поликлиника, онкологический диспансер, дальнейшее распределение… Многие стоят в этих очередях годами. И сами врачи прекрасно понимают, что часть тяжелых больных до начала лечения просто не доживает.

У меня же первые восемь сеансов химио-терапии привели к относительной стабилизации, но на этом улучшения прекратились. Врачи сделали еще несколько сеансов и пришли к выводу, что никакого смысла в том, чтобы продолжать травить организм, уже нет. И оперировать бессмысленно: в этом случае нужно вырезать просто все. И как потом жить?

– Так и живу. Химия ведь не вылечивает. Она просто убивает все, включая иммунитет. Поэтому сейчас моя главная задача сводится к тому, чтобы хоть в какой-то мере восстановить ткани организма.

Я очень благодарен всем, кто продолжает мне помогать. Как связями, так и деньгами. Первым, кто откликнулся, узнав о моей болезни, был Дима Волков. Он для меня сейчас – как ангел-хранитель. Свел меня с врачом, который восемь лет работал в Германии в онкологическом центре и вытаскивал «отказников»: больных, от которых отказалась официальная медицина – таких, как я. И который ведет меня сейчас.

А кроме этого Димка тут же поднял на ноги всех, кого только смог. Откликнулись многие. Среди них – Саша Попов, Денис Пиманков, Рома Егоров, девчонки-синхронистки во главе с Асей Давыдовой. Именно она, благодаря своему нынешнему положению в ОКР, добилась того, чтобы федерация плавания начала выделять мне некоторую финансовую поддержку – частично оплачивать медицинские препараты. Все это ведь дорого очень.

– Эта история сильно изменила твое отношение к жизни?

– Повернула его на 180 градусов. Я и раньше был верующим человеком, но не очень сильно задумывался о духовных вещах, скажем так. Мне помогли и здесь. Свели с прекрасным духовником Новоспасского монастыря – отцом Сергием. Раньше смыслом моей жизни была постоянная погоня за какими-то условными целями. Не знаю, почему все так происходило, – возможно, истоки шли от спорта, где я вел себя точно так же: шел к цели, не видя ничего и никого вокруг. Сейчас же четко начал понимать, что и зачем делаю.

– Да. Но уже большей частью дистанционно, не в офисе. И в меньших объемах, разумеется. Работа постепенно уходит на второй план. На первом лечение. И психологический настрой. У меня же нет намерения просто как-то дожить оставшуюся жизнь – я хочу полностью вылечиться, хотя прекрасно понимаю, что это долгий и невероятно сложный процесс. А все эти химии рано или поздно приведут к тому, что организм просто не выдержит и сломается.

Вот и получается, что весь мой день по минутам расписан с раннего утра и до самого вечера. Ежедневно – йога, бассейн. Мне еще и питание совершенно особое требуется – такое, которое не просто насыщает, но не было бы тяжелым и при этом давало энергию. Из животных белков – только рыба. Много зелени – для выведения токсинов и очистки кишечника. И очень много очищенной щелочной воды. Не покупной, а специальным образом обработанной. И сам я настроился на совсем другую жизненную волну.

– Верующие люди нередко говорят о том, что человеку никогда не посылается испытаний, с которыми он не способен справиться. Как ты относишься к этой фразе? И пытался ли понять, за какие грехи все это тебе выпало?

– Наверное, таким образом мне просто указали на то, до какой степени неправильно я жил раньше. У меня ведь до болезни было три серьезные аварии, из которых я вышел без последствий. В одной из этих аварий погиб человек. Хотя и не по моей вине. В другой раз я чуть не улетел вместе с машиной в Яузу – чудом удержался на шоссе. Третья случилась, когда я заснул за рулем перед перекрестком. Снес две машины, а мой автомобиль раскрутило, и остановился он в сантиметрах от столба, который по всем раскладам должен был ударить в самый центр водительской двери. Все это, как я понимаю, были знаки – остановиться, задуматься, что происходит. А я продолжал гнать себя дальше.

– Ты всегда казался мне таким уравновешенным.

– Просто никогда не показывал свои эмоции. Мне это казалось неправильным.

– А насколько удавшейся считал свою спортивную жизнь?

– Я ушел потому, что в 2000-м не отобрался на Олимпиаду. На чемпионате страны был вынужден сняться с финала: в полуфинальном заплыве у меня вылетело колено. Доплывал на руках, прошел в финальную восьмерку, но понимал, что еще раз проплыть дистанцию уже не сумею. 200 метров я к тому времени уже вообще не мог плавать, готовил только «сотню».

В 1996-м тоже не смог показать то, на что способен, – подготовка по целому ряду причин получилась скомканной. На чемпионате России в конце апреля был вторым, но поскольку не выполнил отборочный норматив, мне сказали, что отбираться придется еще раз. В итоге через полтора месяца я все-таки выполнил норматив, проплыв на коммерческом турнире с лучшим временем сезона в мире, а вот подготовиться к Играм за оставшееся время уже не успевал – просто удерживал форму. В Атланте ведь вообще никто не понял, каким образом я третьим стал. Все контрольные тренировки сводились к тому, что в лучшем случае попаду во второй финал.

– А тренировать ты никогда не хотел?

– Это вообще не мое. Я по своей сути менеджер. Сделал что-то, реализовал, поставил новую задачу, пошел дальше. Спорт же – процесс цикличный, повторяющийся. Меняются только люди. Делать с кем-то все то же самое, что в бытность спортсменом делал я сам, для меня тяжело и неинтересно. Плюс – ты не живешь в семье.

Возможно, в 2000-м сказалось то, что нужно было прежде всего зарабатывать деньги. В общем, не видел я себя тогда на бортике. Хотя сейчас меня очень привлекает идея организации частных плавательных клубов. Это очень интересная работа, если думать о перспективе развития плавания в нашей стране. Таким проектом сейчас занимается Денис Пиманков, и мы даже обсуждали с ним ряд идей на этот счет. Возможно, еще поработаем вместе. Мне бы хотелось.

Автор в соцсетях:

01:30 2 апреля 2014

Рак — бич нашего времени! Желаю победить эту болезнь!

18:04 1 апреля 2014

Удачи этому настоящему мужчине!

15:23 1 апреля 2014

15:01 1 апреля 2014

Держись мужик. Удачи тебе в лечении. Ты победишь.

13:12 1 апреля 2014

Попал я – и тоже через знакомых – в ЦНИИ гастроэнтерологии. Там обследовали все, что только можно, неоднократно брали кровь на онкомаркеры – не определили ничего. Единственным методом, который оставался, была лапароскопия – мне предложили хирургически вскрыть брюшину и посмотреть, что происходит внутри. Я сразу согласился на операцию. Ну и. В общем, врачи ужаснулись. Помимо уже кровоточащей язвы там обнаружилась и опухоль, и множественные метастазы. Диагностировали рак четвертой степени. —————————————————— это сюрреализ какой то((( ну во первых лапароскопия это не вскрытие брюшины. это прокол через который вводят зонды как оптические так и хирургические. во вторых ЦНИИ гастроэнтерологии не могут диагностировать язву и рак 4 стадии? я рыдаю что там за врачи работают и на каком оборудовании?

12:59 1 апреля 2014

Реквизиты карты Сбербанка: 4276 8383 1960 1045 НАТАЛИЯ ВЛАДИМИРОВНА ГРУЗДЕВА (жена Андрея) Реквизиты ОАО «Сбербанк России» : Расчетный счет 30301810000006000001 Кор. счет 30101810400000000225 в Операционном управлении Главного управления Центрального банка Российской Федерации по Центральному федеральному округу г. Москва (ОПЕРУ Москва) БИК 044525225 КПП 775001001 ИНН 7707083893

11:49 1 апреля 2014

На самом деле это системная проблема, причём не только нашего государства, а всего мира. Почему лечение, и особенно лекарства, стоят так дорого? Почему путь препарата, который успешно борется с раком у мышей, до клинических испытаний на людях занимает почти десять лет? И, наконец, кому выгодна такая ситуация? Кто на этом делает огромные деньги?

10:53 1 апреля 2014

Может стоило бы номер счета оставить, если помощь требуется.

09:49 1 апреля 2014

Держись Андрей! Сил тебе и удачи!

08:54 1 апреля 2014

Одно удивляет, что лечение происходит по знакомству. Олимпийский призер, и государству нас—ть, очень обидно.

08:47 1 апреля 2014

Мужества,сил и удачи в борьбе с болезнью!

08:32 1 апреля 2014

  • 115093, Москва, Партийный переулок 1, корпус 57, строение 1
  • +7 495 540-70-10

«Спорт-Экспресс» представляет Россию в ассоциации

Европейских спортивных изданий

Kicker (Германия), Frankfurter Allgemeine Zeitung (Германия), World Soccer (Великобритания), Marca (Испания), A Bola (Португалия), Fanatik (Турция), De Telegraaf (Голландия), Elfvoetbal (Голландия), Sport/Voetbal (Бельгия), Tips Bladet (Дания), So Foot (Франция), Goal News (Греция), Nemzeti Sport (Венгрия), Titan Sports (Китай), Sportal Korea (Корея)

Использование материалов сайта разрешено только с письменного разрешения АО «Спорт-Экспресс» . При цитировании материалов в сети Интернет гиперссылка на www.sport-express.ru обязательна. Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-35690 от 18 марта 2009г. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Материалы сайта предназначены для лиц старше 18 лет (18+).

© 2017 Все права защищены и охраняются законом.

Двери корнеев

Элитный интерьер описывают множеством эпитетов — роскошь, продуманность в каждой детали, изысканное сочетание всех элементов, безупречное качество. Но лучше всего – наполнить ими свою реальность, почувствовать эстетическое наслаждение и невероятное удобство, которое дарит такая домашняя обстановка.

Межкомнатные двери Корнеев помогут Вам окружить себя красотой и изысканностью натурального дерева. Выбирайте лучшую древесину бука, дуба или ясеня — двери из массива преобразят любое пространство и воплотят в реальность Ваши самые смелые желания. Это будут те двери, которые зазвучат в «унисон» с Вашим внутренним миром, создавая ареал гармонии и благополучия в вашем доме.

При создании наших моделей мы ориентируемся на многовековые традиции российского мастерства, безупречный вкус, многолетний опыт и интерес к инновациям. Наша цель: создавать роскошные деревянные межкомнатные двери класса «люкс», каждая из которых сравнима с шедевром, а также – дарить наслаждение обладателям от созерцания рукотворной красоты, созданной опытными и талантливыми мастерами.

Качество дверей Корнеев: впечатление, улучшающее качество жизни

Под впечатляющей картиной установленной в доме двери из массива Корнеев, как правило, скрывается незаурядная функциональность, уровень которой столь высок, что практически никогда ни достигается в типовых заводских решениях. Это и есть второе достоинство элитных изделий из дерева. Отчасти оно объясняется использованием более дорогой древесины, материалов обработки внутреннего и внешнего покрытия. Но только отчасти.

Внешняя простота и изящность дверей Корнеев кроется в использовании технологии сборки 19 века, которая более сложна в применении, но гораздо более продумана и практична в использовании. Двери Корнеев имеют чрезвычайно высокую стабильность и стойкость к внешним температурным перепадам.

Мы используем новейшие технологии и передовое современное оборудование, позволяющее работать с любыми породами дерева, использовать уникальные приёмы, тем самым претворяя в жизнь даже самые сложные проекты. Каждая деталь, изготовленная на нашем производстве, отличается прочностью и надёжностью. В результате мы создаем изделия непревзойдённого качества, которые прослужат Вам долгие годы.

Дом Корнеева

Семьдесят — восемьдесят лет назад Садовая-Кудринская была тихой, малолюдной улицей. Образованная в 20-х годах прошлого века на месте существовавшего ранее земляного вала, Садовая-Кудринская отличалась от старых московских улиц большей шириной и обилием зелени. «Зеленые деревья Садовой напоминают мне

Бабкино» (А. П. Чехов. Письмо к М. В. Киселевой, 13 сентября 1887 г. Полное собрание сочинений, т. 13, стр. 366), — говорил впоследствии Чехов, вспоминая милую его сердцу усадьбу.

А. П. Чехов во дворе дома на Садовой-Кудринской. Фотография конца 1880-х годов

Что же увидел Чехов, впервые подъезжая к дому, с которым будет так много связано в его жизни? Как выглядел в 1880-х годах дом Корнеева? Когда он был построен?

В апреле 1873 года строительный отдел Московского губернского правления выдал разрешение подполковнику В. Н. Ростовцеву на постройку каменного двухэтажного жилого здания. В начале 1880-х годов хозяином дома уже был Я. А. Корнеев.

В целом дом Корнеева сохранил до настоящего времени свой первоначальный архитектурный облик. Современники писателя сравнивали этот особняк с маленьким замком. Чехов нашел не столь поэтическое, но более точное сравнение: он назвал дом «комодом». И в самом деле, фасад дома несколько напоминает старинный комод. Интересно, что в первой половине XIX века «комодом» называли дом Трубецких у Покровских ворот, где бывал Пушкин. Может быть, до Чехова дошло это название.

Во второй половине 1880-х годов стены дома-«комода», обращенные на улицу, имели гладкую поверхность, а окна были обрамлены белыми рельефными наличниками. Ныне большая часть здания на уровне первого этажа расчленена рустами (строительный прием, имитирующий каменную кладку). Окна фасада несколько видоизменили свое первоначальное обрамление, сохранившееся лишь в иадворной части дома.

Дом Корнеева. Рисунок М. П. Чехова. 1889 г

Прежде здание между первым и вторым этажами опоясывал белый рельефный декоративный карниз, который хорошо сочетался с невысокой балюстрадой на крыше дома. В начале 1890-х годов эти детали архитектурного оформления были утрачены, и крыша получила заостренную «готическую» форму, сохранившуюся до наших дней.

Чехов шутя говорил, что цвет дома «либеральный, то есть красный». Эта необычная окраска здания хорошо оттенялась зеленью. Перед домом был палисадник с невысокой деревянной изгородью. Здесь росли кусты и деревце, вершина которого едва достигала крыши дома.

Дом Корнеева повернут к улице боком; его надворная часть раза в три длиннее уличного фасада. Вид дома со двора мало изменился с тех пор. Сохранилась характерная архитектурная деталь того времени — эркер — выступ на втором зтаже, над парадным входом (Теперь в дом входят через расположенную в глубине двора позднейшую пристройку (1891 г.)).

На двери — литая металлическая дощечка с рельефной надписью: «Доктор А. П. Чехов». В алфавитных списках врачей, помещенных в Адрес-календарях города Москвы на 1888-1890 годы, обозначено: «Чехов Ант. П, Врач. Кудринская, д. Корнеева. Внутренние [болезни] (Здесь, как и в дальнейшем, в квадратных скобках даны пояснения автора книги), ежедневно».

Доска на входной двери дома Корнеева

В письме к поэту Л. Н. Трефолеву Антон Павлович уточнил часы своего врачебного приема: «Принимаю я ежедневно от 12 до 3 часов, для литераторов же мои двери открыты день и ночь» (А. П. Чехов. Письмо к Л. Н. Трефолеву, 30 сентября 1887 г. Полное собрание сочинений, т. 13, стр. 369).

Местоположение дома нравилось Антону Павловичу.

«Живу в Кудрине еа Садовой — место чистое, тихое и отовсюду близкое, не то что Якиманка» (А. П. Чехов. Письмо к Н. А. Лейкину, 20 сентября 1886 г. Полное собрание сочинений, т. 13, стр. 230 ), — писал Чехов вскоре после переезда. И в самом деле, совсем недалеко был центр города с магазинами, театрами, концертными залами. Ближайшим соседом писателя стал его брат Иван Павлович. Сравнительно недалеко, на Садовой-Каретной, находилось и училище Ржевской, где работала Мария Павловна. Михаил Павлович учился в университете на Большой Никитской (ныне улица Герцена), заканчивавшейся почти рядом с домом Корнеева.

Справа от дома Корнеева располагались кварталы дворянской Москвы с уютными особнячками, зелеными улицами и дворами. Это район между Арбатом, бывшими Поварской, Пречистенкой и Остоженкой. Слева, между Малой Никитской и Тверской, шли переулки, заселенные мелкими служащими, ремесленниками, студентами.

От Кудринской площади под гору вела короткая, узкая улица, переходившая в Большую Пресню (тогда она казалась москвичам далекой окраиной). У Пресненского пруда находился Зоологический сад. О непорядках в нем Антон Павлович писал в 1891 году в фельетоне «Фокусники».

Вблизи особняка до наших дней сохранился ряд домов, которые видел Чехов. На площади Восстания, между улицами Герцена и Воровского, находится двухэтажный дом, где в 70-х годах жил П. И. Чайковский. Обращает на себя внимание большой старинный дом с колоннами, построенный в 1785 году знаменитым русским архитектором М. Ф. Казаковым. Это бывший Вдовий дом — богадельня для вдов и сирот военных и чиновников. Небольшой красивый особнячок в стиле ампир (Садовая-Кудринская, 15) является характерным образцом подобных московских строений.

До нашего времени сохранилось трехэтажное здание напротив дома Корнеева, где находилась 4-я женская гимназия, построенная в 1887 году. Напротив дома помещалась также редакция журнала «Артист», в котором в 1889-1890-х гг. были напечатаны пьесы Чехова «Лебединая песня» («Калхас»), «Медведь» и «Трагик поневоле».

Переезд на новую квартиру на некоторое время выбил писателя и его домашних из привычной колеи. «Пишу Вам не тотчас по приезде, как обещал в последнем письме, а неделю спустя. Переездная сутолока, возня с убранством комнат, угар новой квартиры и сплошное безденежье совсем сбили меня с панталыку» (А. П. Чехов, Письмо к Н. А. Лейкину, 20 сентября 1886 г. Полное собрание сочинений, т. 13, стр. 230), — сообщал Чехов Н. А. Лейкину.

В первые годы жизни в доме на Садовой-Кудринской материальное положение семьи Чеховых было крайне стесненным. Но Чеховы дружно и весело преодолевали все затруднения. Не хватило денег на приобретение штор на окна — повесили занавески. Не было средств на приглашение маляра — комнаты оклеили сестра и младший брат писателя. Впрочем, Чеховы и впоследствии не избегали подобных домашних работ. В конце 1880-х годов, мечтая о приобретении своего уголка в деревне, Антон Павлович писал: «многое сами сделаем, ибо к этому с малолетства приучены» (А. П. Чехов. Письмо к А. Н. Плещееву, 15 сентября 1888 г. Полное собрание сочинедий, т. 14, стр. 169).

Конечно, обстановка дома Чеховых не оставалась неизменной. По мере улучшения материального положения семьи приобретались новые вещи. Однако, рассказывая о жизни писателя в доме на Садовой-Кудринской, мы будем иметь в виду тот облик квартиры, который сложился к концу 1880-х годов.

При копировании материалов проекта активная ссылка на страницу первоисточник обязательна:

Источники:
Две жизни Андрея Корнеева
Знаменитый пловец сражается со страшной болезнью.
http://www.sport-express.ru/se-velena/reviews/825189/
Двери корнеев
Торговая марка двери Корнеев представляет элитные двери из натурального массива ценных пород дерева : массив дуба, бука, ясеня
http://www.dveri-korneev.ru/
Дом Корнеева
Дом Корнеева Семьдесят — восемьдесят лет назад Садовая-Кудринская была тихой, малолюдной улицей. Образованная в 20-х годах прошлого века на месте существовавшего ранее земляного вала,
http://apchekhov.ru/books/item/f00/s00/z0000018/st002.shtml

COMMENTS