Презрительное отношение к мужчине

Женщина и мужчина. Заметки философа

2. Женщина и мужчина в любви выступают как гармонические противоположности 4

3. Можно ли говорить о любви как поединке-битве мужчины и женщины? 5

4. Имя женщины — Любовь, имя мужчины — Борьба 7

5. Прекрасный и сильный пол 8

6. Разное отношение женщин и мужчин к порядку и беспорядку 8

7. О так называемом алогизме женщин 9

8. О разной эмоциональности женщин и мужчин 10

9. Разные «нормативы справедливости» у женщин и мужчин 11

10. Почему женщин меньше на руководящих должностях 13

11. Мужчины — на переднем крае жизни, женщины обеспечивают тыл жизни 15

12. Сила женщины в ее слабости? 15

13. Ф. Ницше: презрительно-пренебрежительное отношение к женщине 16

14. Женская верность и мужские измены 17

15. Женщина и мужчина — две половинки человека 19

16. Терпимость к гомосексуализму должна иметь свои границы 20

17. О необходимости частично-раздельного обучения мужчин и женщин 28

18. Детям нужны и матери, и отцы! 29

ПРИЛОЖЕНИЕ. Разные авторы о женщинах и мужчинах 30

1. ДЕЛЕНИЕ ЛЮДЕЙ НА МУЖЧИН И ЖЕНЩИН — САМОЕ ВАЖНОЕ

По всей видимости, можно говорить также о том, что женское и мужское начала жизни воплощают в себе два категориальных ряда. (О категориальной картине мира и категориальной логике см.: Л. Е. Балашов. Мир глазами философа. (Категориальная картина мира). М.: ACADEMIA, 1997; Л. Е. Балашов. Соответствия и антисоответствия между категориями. М.: ACADEMIA, 1998; Л. Е. Балашов. Ошибки и перекосы категориального мышления. М.: ACADEMIA, 2002; Л. Е. Балашов. Философия: Учебник. М.: «Дашков и К», 2010.)

Большое значение в формировании гендерного поведения женщины имеет то, что она должна быть способна уловить нюансы благополучия и неблагополучия маленького ребенка. Как показывают исследования, для психического здоровья будущего взрослого чрезвычайно важно, чтобы мать обеспечила ему в раннем детстве безусловную любовь. Вероятно, во многом именно с этим связана эмоциональная чувствительность, отзывчивость, конформность, потребность в эмоциональной близости у женщин. Чехов (как врач, знавший об этом не понаслышке) отвечает устами шестилетнего Сережи на вопрос о здоровье его матери: «Она ведь женщина, а у женщин все время что-нибудь болит». По многочисленным данным, мужчины в большей мере и в течение большего времени испытывают психическое и физическое благополучие по сравнению с женщинами, у которых реже бывает все в порядке (зато уж если мужчины заболевают или попадают в трудную ситуацию, то. )

Мужчины чаще находятся на крайних полюсах, а женщины тяготеют к средней выраженности различных свойств. Например, в качестве одного из ответов на извечный вопрос о том, кто умнее, можно привести данные исследований: среди мужчин больше как гениев, высокоодаренных, так и умственно отсталых. Женщины находятся в средней зоне, и различия между ними не столь значимы. (. )» — Конфликтология. / Под ред. А.С.Кармина. СПб, 2001. — С. 77-79

Во-первых, это может быть результатом проявления несчастного сознания. Иные мужчины с таким сознанием считают женщин глупыми созданиями, потаскушками или стервами. Они даже придумали поговорку "шерше ля фам" ("ищите женщину"). Главный герой польского фильма "Знахарь" Антоний Касиба прямо заявляет: "От баб всё зло на свете".

Желание во что бы то ни стало победить, подчинить себе партнершу или партнера может овладеть такими людьми.

Надо раз и навсегда понять: взаимоотношения мужчины и женщины зиждятся на ГАРМОНИЧЕСКОМ противоречии; это любовь, общий дом, семья, дети. Никаких отношений господства и подчинения, никакой борьбы здесь не должно быть. Мужчина, который поднял руку на женщину (буквально или фигурально), просто расписался в своей слабости, немужественности (разве может сильный обидеть того, кто слабее его?!). Женщина, пытающаяся подчинить себе мужчину, борющаяся с ним, изменяет себе как женщине (как источнику-символу любви-нежности, гармонии, рождения-рода).

С другой стороны, «равенство полов не должно затмевать различий, обусловленных полом» . Наличие мужчин и женщин в обществе — первое и главное условие его существования, развития и прогресса.

Преступниками, вандалами, хулиганами, пьяницами чаще являются мужчины.

Да и в отношении любовных переживаний мужчина, по крайней мере, равен женщине. Полноценная любовь ведь невозможна без равенства, в том числе равенства любовных чувств.

Доказательством того, что мужчины по крайней мере не менее эмоциональны, чем женщины, служит музыка, написанная мужчинами-композиторами. Достаточно упомянуть два имени: Людвиг ван Бетховен и Петр Ильич Чайковский. Никто не станет отрицать, что их музыка эмоциональна в высочайшей степени и передает самые глубокие и самые тонкие чувства любви, страсти, страдания…

Есть справедливость, порождаемая различием людей (по происхождению, условиям жизни и способностям-делам).

И есть справедливость, порождаемая сходством-подобием людей (природным равенством, равенством как представителей рода homo sapiens, как граждан государства, как сынов отечества и т.п.).

Абсолютизация одного из этих видов справедливости приводит к общей несправедливости.

Одна форма справедливости выражается в древнеримском изречении: “каждому свое”. Другая форма справедливости выражается в идее подобия и равенства.

Ученые установили, что мужчины и женщины по-разному относятся к справедливости, к тому, что мы называем равенством и неравенством. Об этом пишет А.П.Никонов:

Чем больше жалости и тяги к справедливости, тем хуже экономике и тем меньше, в конечном счёте, справедливости – все та же диалектика.

…Тут у меня фраза промелькнула о природной социалистичности женщин. Если кто не поверил в имманентную социалистичность женщин, разверну мысль. Исследователь Г. Пауэлл, проведя в девяностых годах бесчисленные эксперименты по психологии пола, показал, насколько по-разному мужчины-менеджеры и женщины-менеджеры реагируют на плохих работников в своей корпорации. Мужчины решают: раз он плохо работает, значит, либо не старается, либо просто неспособный. И, значит, должен получать меньшую зарплату: с какого перепоя плохому работнику платить как хорошему? Эти рассуждения – «норматив справедливости» мужчины. Несострадательно, но логично и конкурентно.

Иным было рассуждение женщин-менеджеров: неспособный работник не виноват же, что он такой неспособный! Значит, его нужно пожалеть, поддержать. В конце концов, он старается, и у него есть дети, им нужно кушать. Дети-то уж тем более ни в чем не виноваты. И, значит, зарплата должна быть у всех примерно одинаковая. Это «норматив справедливости» женщин. Сострадательно, но не рыночно, уравнительно, неконкурентно. По-социалистически. С точки зрения философской, разность потенциалов – двигатель не только прогресса, но и вообще любого движения материи. Одинаковость уровня энергии – застой, хаос, тепловая смерть.

В конкретной же социальной практике разность в доходах стимулирует работника, заставляет его «жить не хуже соседа». А соцуравнительность стопорит экономику. На хрена мне работать, если Вася – тупой лентяй – получает те же 120 рублей, что и я, гениальный трудяга. Да я лучше в Америку поеду – там оценят…

Только потому и живёт неплохо супер-конкурентная Америка со своим ублюдочным образованием, что импортирует таланты и наращивает пропасть между талантами (богатыми) и серой массой (бедными).

Только потому и выдерживал некоторое время в мировой гонке экономически-извращённый Союз социалистических республик, что у него была преотличная система подготовки талантов – система школьного среднего образования, школьные олимпиады. И закрытые границы.

Европа же находится где-то посередине. Ее социалистичность (меньшая, чем в СССР) компенсируется относительно неплохим образованием (пока ещё лучшим, чем в США).

Но, может быть, это проклятое патриархатное общество так воспитывает девочек, что, повзрослев, они становятся примитивными социалистками? И на этот вопрос психология дала ответ. Ури Гнизи (Чикагский университет) и Альдо Рустикини (Миннесотский университет) провели эксперимент с детьми, которых проклятый патриархат ещё не успел испортить, чтобы посмотреть, как девочки и мальчики ведут себя в условиях конкуренции.

Они ловили детей на бессознательных, чисто животных реакциях. Устраивали забеги на время. В эксперименте участвовало 140 десятилетних детей – вполне репрезентативная выборка. Сначала дети пробегали дистанцию поодиночке, исследователи фиксировали время. Потом из детей составляли пары, чтобы была конкуренция. Так вот, в условиях конкуренции, то есть в парных забегах, мальчики показали существенный рост результата (против одиночного забега). На результатах девочек парность забега никак не отразилась.

Вывод: мальчики по природе – конкурентны, девочки – неконкурентны.

Результаты: в условиях уравниловки все студенты вели себя одинаково. В условиях же конкуренции, когда вся сумма доставалась лидеру, средний показатель решения задач у парней вырос в полтора раза, у девушек – в ноль раз.

Выводы те же: мужчины – конкурентоспособны. Женщины – неконкурентоспособны. Причём пассивность в женщинах сидит так биологически глубоко, что даже воспитание в условиях конкурентного капиталистического общества не делает их более конкурентными. И маленькие девочки, и взрослые женщины – одинаково пассивны.

…Отсюда чем больше процент женщин в экономике, тем меньше её конкурентность и эффективность. Уравниловка уже угробила одну социалистическую империю…» — А.П.Никонов. Конец феминизма…

Это в общем и целом. Если же разбирать более детально поведение мужчин и женщин, то увидим, что мужчины в ряде случаев стремятся к гармонии и равенству (например, в любовных отношениях с женщиной), а женщины в определенных ситуациях ведут себя как лидеры-руководители. Таковы их отношения с детьми, особенно с малыми детьми. Так что нет абсолютной противоположности между мужчинами и женщинами. В поведении мужчины есть элементы женского поведения, а в поведении женщины есть элементы мужского поведения.

"А теперь в благодарность прими маленькую истину! Я достаточно стара для нее!

Заверни ее хорошенько и зажми ей рот: иначе она будет кричать во все горло, эта маленькая истина".

Дай мне, женщина, твою маленькую истину! — сказал я. И так говорила старушка:

"Ты идешь к женщинам? Не забудь плетку!" —

Так говорил Заратустра." .

Посмотрите, как он характеризует "женское":

"Все женское, рабское, и особенно вся чернь: это хочет теперь стать господином всей человеческой судьбы — о отвращение! отвращение! отвращение!" (— "Так говорил Заратустра". Главка "О высшем человеке" ). Женское у него синоним рабского, черни. Уничижительно говорит о нем как "этом". Кроме того, он явно против эмансипации женщин. И три раза это "отвращение" с восклицанием, звучащее как проклятие по отношению к женскому началу жизни. Короткий текст, но сколько злобы, презрения, отвращения к женщинам!

«Какая чушь! — вскричала Гера. — Все совсем наоборот, и ты это прекрасно знаешь».

Тиресий, призванный решить спор на основе того, что он знает свойства обоих полов, ответил:

У женщин — трижды три, а у мужчин — одна.

На всех этапах жизни человек должен стремиться стать-быть целостным человеком, т.е. мужчина должен (кровь из носа!) жить вместе с женщиной, а женщина — с мужчиной!

А вот украинская поговорка: чоловiк то не людина, тай жiнка тэ не людина, чоловiк той жiнка вот цэ людина \по русски: мужчина не человек и женщина не человек; мужчина и женщина вот это человек\).

Различение мужчин и женщин только по половому признаку страдает ограниченностью. Оно не учитывает множество других черт, свойственных отдельно мужчинам и отдельно женщинам. Например, женщины больше осторожны, чем смелы, а мужчины больше смелы, чем осторожны. Для женщины неоскорбительно, если ее называют трусихой. А для мужчины та же характеристика, как правило, оскорбительна. Если женщина живет без мужчины, то она деградирует в сторону сверхосторожности, трусости, а если мужчина живет без женщины, то он деградирует в сторону сверхдерзости, безрассудства. Баланс смелости и осторожности может быть только при совместной жизни мужчины и женщины.

Женщины — коллективистки по натуре, а мужчины склонны к индивидуализму.

Для другой части гомосексуалистов, которые забавляются им, играют в него, гомосексуализм — это безответственность, потеря нравственных ориентиров и, шире, витальных, жизненных ориентиров. Для них нужна антипропаганда гомосексуализма и нормальное половое воспитание-просвещение.

Во-первых, естественное устройство организма человека таково, что половая любовь достигает своего гармонического максимума лишь при наличии противоположности полов, т. е. обусловлена тем, что называется половым диморфизмом.

Во-вторых, половая любовь имеет конечной своей целью воспроизводство потомства, продолжение рода. Гомосексуальные отношения никак не способствуют этому важному фактору жизни и поэтому они противоестественны. Гомосексуальное поведение нарушает фундаментальное правило, именуемое золотым правилом морали: поступай с другими так, как ты хотел бы, чтобы поступали с тобой. Тебе дали жизнь, т. е. с тобой поступили так, как ты хотел бы, чтобы поступали с тобой. Соответственно и ты должен дать жизнь другим, родить и вырасти детей.

Гомосексуализм — это моральное и природное уродство. Его можно объяснить, но не оправдать. С ним надо бороться, как борются с болезнями в медицинском смысле или с социальными язвами в моральном, правовом и политическом смысле.

Девочки-девушки лучше учатся не только по указанной причине. Девочки обгоняют в развитии мальчиков (на стадии роста-взросления) и от этого они получают преимущество в учебе. Видимо, НУЖНО ВВЕСТИ ЧАСТИЧНО-РАЗДЕЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: МАЛЬЧИКИ И ДЕВОЧКИ, ЮНОШИ И ДЕВУШКИ ПО БОЛЬШИНСТВУ ПРЕДМЕТОВ ДОЛЖНЫ ЗАНИМАТЬСЯ В РАЗНЫХ ГРУППАХ-КЛАССАХ И ДОЛЖНА БЫТЬ ВЫРАБОТАНА РАЗНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ ОБУЧЕНИЯ И, СООТВЕТСТВЕННО, СИСТЕМА ОЦЕНОК.

Мамаева говорит в фильме: «Мужа у меня нет, не было и, наверное, не будет. А насчет ребенка… Захочу, еще одного заведу. Муж на сегодня необязательно. Главное для женщины — дети. Знаете, сколько таких как я! И я счастлива. И мальчик мой счастлив» (беззвучно плачет, слезы текут).

Юноши и девушки, выросшие без отца, малоспособны к браку, к созданию семьи. Они не видели перед собой примера супружеской жизни и, значит, ничего практического о ней не знают и, соответственно, будут либо равнодушны к этой форме совместной жизни людей, либо беспомощны в попытках создать полноценную семью.

Женщина и мужчина: отношения сквозь века

А БЫЛ ЛИ МАТРИАРХАТ-ТО?

Большинство известных нам древних культур — культуры патриархальные, т.е. такие, в которых мужчина занимал господствующее положение в семье, роде, государстве.

Что же касается матриархата — общественного устройства, в котором главенствующее положение занимает женщина, — то на сегодняшний день представления о существовавшем когда-то "царстве женщин" многие ученые считают явным анахронизмом.

По мнению других специалистов, существование в давние времена матриархата подтверждается некоторыми мифологическими сказаниями. Прежде всего речь идет о встречающемся во многих древних культурах почитании женского божества — великой богини-матери, какой была, например, древнеегипетская Исида, или "женской триады" (праматерь — женщина — дочь), которая встречается в греческой мифологии (Рея, Деметра и Персефона).

Согласно мнению современного православного богослова диакона Андрея Кураева, свидетельство о первоначальном "матриархальном" характере отношений между полами встречается даже в . Библии! Именно так, считает отец Андрей, следует интерпретировать знакомую всем фразу из второй главы ветхозаветной книги Бытия: Оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; будут два одна плоть (Быт. 2: 24). В словах о том, что именно мужчина оставляет семью и приходит в дом к женщине — а не наоборот, как было в большинстве последующих культур, — православный богослов видит указание на матриархальный порядок устройства общества. ["И оставит человек отца и мать. " Тайна пола в православной традиции. Интервью с диаконом Андреем Кураевым //Фома, № 7.]

Во многих толкованиях на книгу Бытия справедливо говорится о том, что искуситель обращается сначала к Еве, потому что, скорее всего, она быстрее была способна поддасться соблазну. Такая точка зрения вполне оправдана, при этом она не исключает и некоторых нюансов ситуации. Так, например, христианский мыслитель XX века Павел Евдокимов видит в факте творения женщины указание на метафизическое значение женской природы, которое, по Евдокимову, заключается в том, что "в религиозной сфере именно женщина есть сильный пол". [Евдокимов П. Женщина и спасение мира. Минск, 1999. С. 152.] Действительно, если женщина во всем слабее мужчины, вряд ли потом она сможет искусить Адама. Так слабость в конечном итоге может обернуться силой. Сатана через змия обращается к Еве потому, что ее легче уговорить, но еще и потому, что она способна убедить мужа также вкусить плод. (Это как в драке: сначала нужно ударить самого физически сильного противника. При этом по другим параметрам он может быть слабее других: глупее, наивнее и т.д.) Женщина, более склонная к соблазну, более, быть может, беззащитная перед соблазном, оказывается сильнее эмоционально, способна ввергнуть в соблазн и мужчину.

И все же однозначно и жестко на "вопрос власти" ответить не так просто, ведь женщина изначально сотворена как помощник мужчине (И сказал Господь Бог: не хорошо человеку быть одному; сотворим ему помощника, соответственного ему (Быт 2:18)), поэтому уже здесь можно предположить определенную власть мужа над женой. Этот же мотив звучит и в словах Адама: Она будет называться женою, ибо взята от мужа своего (Быт. 2:23) — на древнееврейском "иш" и "иша". Кстати сказать, некоторые толкователи усматривают в "иша" первое имя (название) Евы, которое дает жене Адам. В любом случае, нельзя не согласиться с мнением Кураева, что в библейском описании творения женщины нет оснований для традиционного в мифологическом мышлении полярного противопоставления мужского женскому. А святитель Иоанн Златоуст в Беседах на Книгу Бытия подчеркивает, что жена была "равна по достоинству" мужу. [Св. Иоанн Златоуст. Беседы на книгу Бытия //Св. Иоанн Златоуст. Полное собрание сочинений в 12-ти тт. Т.4. Кн.1. М., 1994. С. 129.]

Соответственно, уничтожение брачных отношений — Что Бог сочетал, человек да не разлучает (Мф. 19:6) — есть, напротив, противоестественный, разрушающий норму поступок. И это не просто слова из старой умной книжки, а самая настоящая реальность: любое прекращение брачных отношений, развод, есть разрыв живой ткани бытия, болезненное уничтожение той "плоти единой", которой стали мужчина и женщина в браке.

Итак, библейский рассказ говорит нам об изменившихся взаимоотношениях между мужчиной и женщиной. В новом типе отношений женщина занимает положение подчиненное. Для тех, кто любит обвинять христианство в том, что сформированная им культура исходит их нормативного бесправия женщины замечу, что, по Библии, новое состояние жены не есть христианская модель взаимоотношений между полами. Напротив, все это стало возможным после грехопадения и из-за него. И эта модель должна быть преодолена, как должно быть преодолено само падшее состояние человечества. Бог не оставляет людей, которые уже не могут находиться в Эдеме: "потерянный рай" не становится навсегда потерянным, так как людям сразу же дается обетование о будущем Спасителе, о том, что Семя жены сотрет главу змия (Быт. 3:15).

Можно соглашаться или не соглашаться с библейской интерпретацией человеческой истории и смысла взаимоотношений между мужчиной и женщиной, но факт остается фактом: известное нам древнее традиционное общество — это общество патриархальное, в котором царит женское бесправие.

В древние времена женское начало в большинстве культур считалось началом темным, губительным, искушающим. Напомню, что слово "искушение" звучит усладительно лишь для современного человека, задавленного тяжестью рекламных роликов на темы "искушение вкусом", "секрет обольщения" и т. д. Для большинства традиционных культур искушение — это когда плохо, это то, что сбивает с истинного пути.

В древнем мире женщина — всегда источник соблазнов. Японская пословица гласит: "Красавица — это меч, разрубающий жизнь". Этой мысли вторит древнееврейский мудрец Екклесиаст: И нашел я, что горче смерти женщина, потому что она — сеть, и сердце ее — силки, руки ее — оковы (Екк. 7:26).

Именно поэтому рождение и воспитание детей является принципиально важным и значимым для женщины. В деторождении Ветхий Завет усматривает не столько биологическую функцию продления рода, сколько религиозную, спасительную функцию: от нее может произойти на свет Мессия, который восстановит райское состояние человека. Такая функция женщины, естественно, определяет во многом и отношение к ней.

Конечно, несмотря на столько высокое понимание предназначения женщины в ветхозаветной традиции, было бы неверно говорить о равноправном положении полов. Однако в других древних культурах, основанием которых стала не монотеистическая традиция иудаизма, положение женщины еще более бесправно. [В некотором роде исключением может служить древнеегипетская культура с ее почтительным отношением к женщине.]

О каких-то иных правах женщины говорить вовсе не приходится. Согласно законам вавилонского царя Хаммурапи (1792-1750 гг. до Р.Х.), мужчина имел неограниченную власть над членами своей семьи. Несмотря на то, что какие-то права у женщины были, по большому счету она являлась собственностью мужа. Хотя и жена и муж имели право на развод, у мужа эти права были несравнимо шире, а жена обязана была хранить верность супругу и после смерти последнего. Даже овдовев, она не могла заключать договоров, вести денежные дела, ставить свою подпись — все делалось только через опекуна. К людям ("авилумам") [Акадский термин "авилум" переводится на русский как "человек" или "полноправный человек". Второе значение термина — высшее сословие, состоявшее из членов "общин", имевших права на участки земли. Наряду с "авилумами" существовали сословия "мушкенумов" ( люди, не имевшие земельной собственности и не бывшие членами общины) и "вардумов" ("рабов", лиц, имевших хозяев, которые могли распоряжаться их временем, трудом и, видимо, даже жизнью). (Законы Хаммурапи. Текст и комментарии. Электронная библиотека исторического факультета МГУ.)] приравнивались только женщины-жрицы, которые, однако, были строго исключены из семейных отношений. [Законы Хаммурапи. Текст и комментарии. Электронная библиотека исторического факультета МГУ.]

Итак, языческие культуры смотрят на брак по-иному. И здесь религия определяет культуру, определяет ценности и положение женщины. Кому-то может показаться странным, однако ни Древняя Греция, ни Древний Рим не были исключением в плане отношения к женщине. В Греции женщина практически не участвовала в общественной жизни. В греческих полисах (городах-государствах) женщины никогда не имели гражданства (т. е. фактически приравнивались к рабам), не обладали властью распоряжаться имуществом (исключением была Спарта), целиком находясь под опекой мужчин. Опекуном до замужества являлся отец либо ближайший родственник-мужчина, после замужества вся власть переходила к законному супругу.

Аристотель утверждает неравенство полов, замечает, что причиной этого является качественная разница между полами, которая предполагает большую значимость мужчины, чем женщины : ". есть ли у них (женщин — В.Л.) добродетили, должна ли женщина быть скромной, мужественной и справедливой. И если обоим этим существам должно быть свойственно совершенство, то почему одно из них предназначено раз и навсегда властвовать, а другое — быть в подчинении? И это отличие не может основываться на большей или меньшей степени совершенства, присущего тому и другому существу, так как сами понятия "быть в подчинении" и "властвовать" отличаются одно от другого в качественном, а не количественном отношении". [Аристотель. Политика. Книга первая //Аристотель. Сочинения в четырех томах. Т. 4. М., Мысль, 1984. С. 399.] Иными словами, мужчина не просто сильнее, умнее и т.д., он качественно лучше, поэтому его природа a priori предназначена для того, чтобы властвовать, тогда как природа женщины побуждает ее подчиняться. В заключении данного сравнительного анализа Аристотель цитирует трагика Софокла: "И например, слова поэта о женщине: "Убором женщине молчание служит" — в одинаковой степени должны быть приложимы ко всем женщинам вообще, но к мужчине они уже не подходят". [Аристотель. Указ. соч. С. 400.]

Греческий гомосексуализм был важной составной частью всей греческой культуры, в особенностии — греческого воспитания. Считалась вполне нормальной "любовь" между взрослым мужчиной и юношей 15-18 лет: именно в таких отношениях молодой человек получал воспитание, а педофелия рассматривалась как самая совершенная, самая прерасная форма образования. [Марру А.-И. История воспитания в античности (Греция). М., 1998. С.56.] Сегодня для большинства из нас все это звучит дико, хотя мы редко задумываемся о том, что наше отношение есть следствие проникновения христианских ценностей в культуру. Будучи глубоко семейной религий, христианство сформировало новые семейный ценности. А правильнее сказать, семейные ценности как таковые, ведь в эллинской культуре все обстояло совсем не так просто: женщина, в силу своего бесправного положения теряла власть над ребенком после того, как ему исполнялось 7 лет, отец всегда был занят более важными делами, чем возня с детьми, школа (образование), традиционно воспринимающаяся сегодня как второй после семьи образовательный элемент, для греков таковой не являлась.

В античной культуре не было даже оснований для будущего изменения положения, так как время греки и римляне представляли себе замкнутым на цикл, все повторялось, изменения не приветствовались. Необходима была "культурная революция" для того, чтобы не только мужчина, но и женщина смогла бы взглянуть на себя как на человека. Таким образом, красивая легенда Платона об андрогине (двуполом существе, которое когда-то разделили на две половинки) не могла реализоваться: половинки не могли соединиться. Тайна пола оставалась нераскрытой.

А ЖЕНА ДА УБОИТСЯ МУЖА!"

Христианство, явившись вызовом всей римской культуре, не могло не затронуть и взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Конечно, евангельская проповедь не была направлена на подрыв социально-политического порядка и не задавалась целью изменить отношения между полами, и все же христианство радикально утверждало новые принципы взаимоотношений между мужчиной и женщиной.

Прежде всего, христианство предложило принципиально новую оценку человека, актуализировав идею творения "по образу и подобию". Новое учение утверждало, что (позволю себе процитировать еще раз) "нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе" (Гал. 3:28) Принципиально важно понять, что в этом отрицании нет ни малейшего презрения к полу или браку (о чем уже говорилось выше), но утверждается, напротив, равенство полов перед Богом, ценность личности, а не мужского или женского per se. Конечно, равенство ценностное не означает равенства функционального, не стирает разницу — и это важно осознавать и чувствовать, иначе христианские установки могут быть при желании легко истолкованы в духе "воинствующего феминизма".

Христианство впервые посмотрело на женщину как на человека, увидело в ней самостоятельную цельную личность, неравную мужчине, но и не менее ценную для Бога, чем он. В христианстве женщина перестала быть чем-то нечистым, злым, перестала быть вещью и собственностью мужа, перестала, наконец, быть только матерью или женой. В этих словах нет никакой христианской пропаганды. Ярый противник христиан Цельс (II в. по Р.Х.) в своем "Правдивом слове" ("Alethes Logos"), вступая в полемику с христианским учением, которое он обвинял в нравственной и интеллектуальной деградации, недоумевал, как же христиане могут верить, что Бог ниспошлёт на землю Дух, вселив Его в "нечистое" тело женщины. [См.: Свенцицкая И.С. Женщина в раннем христинастве // Женщина в античном мире. М., Нака, 1995. С.156.]

Конечно, пройдут века, прежде чем христианское понимание сформирует соответствующую культуру (и сформирует ли до конца?). Еще в самом Новом Завете видно, что подобного понимания пока нет. В рассказе о чудесном насыщении огромного числа людей пятью хлебами и двумя рыбам говорится: "А евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей" (Мф. 14:21). В другом евангельском эпизоде видим, как удивлены апостолы, когда Христос беседует с женщиной-самарянкой (иудеи в принципе не общались с самарянами, поэтому поступок Христа для учеников непонятен вдвойне): "В это время пришли ученики Его и удивились, что Он разговаривал с женщиною". (Ин. 4:27)

Данные примеры можно было бы продолжить, однако все они свидетельствуют об одном: вышеописанные картины женского бесправия в древнем мире кажутся нам сегодня ужасными и несправедливыми только благодаря произошедшей две тысячи лет назад "христианской революции".

Именно в христианской культуре утвердился моногамный брак. Именно христианство впервые в человеческой истории провозгласило, что супружеская измена мужчины настолько же недопустима, насколько недопустима измена женщины.

Вообще христианство возносит брак на недосягаемую дотоле высоту: венчание именуется таинством, а любовь супругов сравнивается с любовью Бога и человека. Кстати сказать, понимание любви в христианстве очень сильно отличается от понимания любви в язычестве. В античной греческой литературе понятие любовь чаще всего выражается словом "эрос". Эрос — это всегда страстная любовь; любовь, приносящая одновременно наслаждение и страдание. Эрос — это желание заполучить другого, это любовь для себя. Интересно, что в евангельских текстах слово "эрос" не встречается. Вместо него евангелисты используют слово "агапе". Агапе, в отличие от эроса, есть любовь дарующая, а не вожделеющая. Любовь для другого, а не для себя. [См.: Вардиман Е. Указ. соч. С. 105.]

В средние века, когда на смену языческой культуре приходит культура христианская, семья становится не просто "ячейкой общества", но таинством, в которое вступают два христианина, заявляя о совместном решении перед своей общиной. По христианскому учению, семья есть малая церковь. А церковь не может созидаться "на время" — она создается навсегда, скрепляемая любовью, которая не ищет лишь своей выгоды и удобств. Кстати сказать, венцы, которые во время венчания в Православной Церкви надевают на жениха и невесту, это не царские, как думают многие, а мученические венцы. Конечно, не в том смысле, что брак — это сплошное мучение, нет. Имеется в виду другое: по толкованию одного христианского святого, муж не должен останавливаться ни перед какими страданиями, даже смертью, если они нужны для блага жены. Венчающиеся здесь уподобляются раннехристианским мученикам, которые страдали за Христа.

Что же касается известной фразы апостола Павла жена да боится своего мужа (Еф. 5:33), то, по мнению большинства православных богословов, она не означает, что жена должна испытывать страх и трепет перед грозным супругом, а лишь то, что она должна бояться оскорбить мужа, бояться стать поруганием его чести. Это не животный страх от ненависти и ужаса, а страх охранительный, проистекающий из любви. Так дети боятся обидеть родителей, боятся причинить им боль.

Кроме того, не стоит забывать и о тех словах, с которыми в этом же отрывке апостол обращается к мужу: Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя (Еф. 5:25, 33)

Новозаветное переосмысление человека отнюдь не отменяет и многих ветхозаветных смыслов. Материнство в христианстве пользуется таким же почтением и уважением, как и в древние времена. Более того, сбывается обетование, данное первым людям: от женщины рождается Иисус Христос — Спаситель мира, Богочеловек, Который Своей крестной смертью уничтожает последствия первородного греха: уничтожает смерть и освобождает человека от рабской зависимости греху.

Несмотря на серьезность изменений, привнесенных в культуру христианством, наивно было бы утверждать, что в христианском обществе сразу покончили с женским бесправием. Еще долгие столетия женщина не принимала никакого участия в общественно-политической и интеллектуальной жизни. Справедливости ради надо отметить и то, что это положение все же не было результатом "украденных женских прав", а, напротив, медленно готовило почву для будущей эмансипации.

Если говорить об эпохе средневековья, то первое, что приходит на ум, это, конечно же, рыцарская культура с ее почитанием Прекрасной Дамы, в основании которого — культ Богородицы. Однако двойственность самого феномена рыцарства (с одной стороны, внешнее ритуальное уподобление монашеству (посвящение, лишение сана и т.д.), с другой — появление нецерковного, светского элемента культуры) проявляется и здесь: наряду с экзальтированным почитанием абстрактной прекрасной дамы (Дон Кихот в романе Сервантеса как-то абсолютно "по-рыцарски" замечает Санчо Пансе, что для него не важно, существует ли Дульсинея на самом деле) существует презрительное отношение к женщине-жене, сестре и даже матери. ["О женщина! Велика вера твоя". СПб, 2000. С. 75.]

Согласно мнению большинства ученых, первые ростки эмансипации проявились еще в эпоху эллинизма, однако тогда им не дано было развиться. Всерьез же против положения женщины "босой, беременной и на кухне" начинает восставать лишь сознание европейца конца XVIII — начала XIX века. Хотя существенно и в это время ничего не меняется. [По справедливому замечанию П.Евдокимова, "то, что Екатерина Великая занимала императорский престол в России, а великосветская дама княгиня Дашкова председательствовала в Академии наук в Петербурге, никак не изменяло конкретного положения женщины" (Евдокимов П. Указ. соч. С.171)] Знаменитый кодекс Наполеона выдержан вполне в патриархальном духе: текст кодекса закрепляет верховную власть мужа в семье, в суде не могут быть рассмотрены показания жены в качестве свидетельских, проституция оправдывается как способ сохранения единобрачия и т. д. [Евдокимов П. Указ. соч. С. 16]

По подсчетам специалистов, американский феминизм представлен сегодня уже "четвертой волной". Радикализм современных адептов этого движения мало соприкасается с позицией родоначальниц феминизма, который, напомню, начинался как борьба женщин за равные с мужчинами социально-политические и экономические права. К примеру, сегодня во многих американских вузах созданы особые службы защиты прав женщин от сексуальных домогательств мужчин. Это означает, в частности, и то, что теперь любая студентка, которой показалось, что какой-нибудь студент или преподаватель косо (в смысле, с вожделением) на нее посмотрел, может обратиться за помощью в такой комитет защиты прав и тогда незадачливому сладострастнику не поздоровится. К счастью, среди американок все же преобладают здравомыслящие особы, которые отнюдь не стремятся в каждом мужском взгляде видеть взор насильника. Но сама формулировка женских прав зачастую звучит совершенно абсурдно.

Большинство современных мужчин с трудом расстается с образом женщины-супруги, жены-хранительницы семейного очага. В этой мужской горечи есть своя правда: процесс женской эмансипации пошел таким образом, что социально-экономическое освобождение женщины нередко приводило к появлению "новых женщин", лишенных привычного женского обаяния. Именно на это жаловался русский мыслитель Николай Бердяев в своей работе "Метафизика пола и любви". Соглашаясь с тем, что женщина должна быть экономически независима от мужчины, должна иметь свободный доступ ко всем благам культуры, а также иметь право восставать против "рабства семьи", философ замечал, что все это само по себе не решает проблемы. Более того, женской эмансипации, согласно Бердяеву, помимо позитива, присуща и ложная тенденция, которая разрушает прекрасные мечты и "мистические грезы".

В итоге же, современный феминизм парадоксальным образом приводит к полной и окончательной победе именно патриархального взгляда на жизнь: современная женщина стремится не столько к признанию равной важности мужского и женского, исходящему из фундаментальных, но одинаково важных для жизни человека и общества различий между полами, сколько к признанию полного равенства и равноценности в выполнении традиционо мужских функций, к тому, что критериями современной женственности становятся успех в бизнесе, победа в олимпийских играх, головокружительная карьера в правительстве, а такое занятие, как материнство, становится просто стыдным, если оно не подкреплено всеми вышеуказанными успехами. Вполне очевидно, что подобная переоценка ценностей не может не сказаться на взаимоотношениях мужчины и женщины, на семье, на воспитании детей. И дело не в том, чтобы общество вернулось к принципу: "дело женщины — вязание", но в том, в конце концов, чтобы в семье, независимо от того, кто из родителей сколько и где работает и сколько получает, ребенок мог бы рассчитывать на настоящую материнскую заботу и отцовское внимание.

Именно в этой плоскости, как мне кажется, и лежит решение "женского вопроса": или мы исходим только из того, что "времена меняются и мы меняемся вместе с ними", и, соответственно, не может быть никаких ценностей и ориентиров, данных раз и навсегда, либо признаем, что есть некий замысел о человеке, и он определяет качественные различия между мужчиной и женщиной. Если исходить из того, что "все относительно", то сразу исключается возможность однозначного, правильного ответа на поставленные в начале статьи вопросы. Если же верить, что мужчина и женщина созданы разными неслучайно, то можно оценивать происходящее как "правильное" или "неправильное". Очевидно, для современного сознания деление на "правильное" и "неправильное" нередко кажется отсталым, консервативным и т.д. Не менее очевидно и то, что существующая сегодня ситуация способна привести к распаду общества. Выбор, как всегда, остается за нами.

Жизнь«Для девочки неплохо»: Чем вреден доброжелательный сексизм

Бывает ли сексизм «с человеческим лицом»

Сексизм — привычный фон нашей жизни, так что иногда его бывает сложно распознать. Традиционное деление гендерных ролей многие по-прежнему считают нормой, а тех, кто такой ситуацией недоволен, часто обвиняют в том, что они якобы игнорируют по-настоящему важные вопросы и «придираются к мелочам»: неуместно сексуальным позам моделей с рекламного баннера, присвистыванию на улицах или вопросу о «тёлочках».

Тем временем расхожие замечания вроде «Для женщины ты неплохо водишь» и попытки оградить женщину от тяжёлых задач из заботы о «женском здоровье» не только сомнительны, но и не так безобидны, как может показаться на первый взгляд. Как и многие правила хорошего тона, которые имеют явную гендерную окраску: по негласным законам, именно мужчина обязан оплатить общий счёт в ресторане, уступить женщине место в транспорте, помочь с пакетами из продуктового магазина и решить якобы непосильную для неё задачу вроде ремонта машины — при этом совсем не важно, действительно ли она нуждается в помощи.

Женщина по традиции любой комплимент или проявление заботы должна принимать с благодарностью, а к добытчику относиться с лёгким пиететом. На деле такое «вежливое» поведение отражает расхожий стереотип о том, что женщины — существа хрупкие до беспомощности и нуждаются в мужской опеке. От этой конструкции, нередко маскирующейся под заботу, страдают не только женщины — к ним относятся как к существам как минимум инфантильным, но и мужчины — ведь требования к ним преувеличены. Всё это называют доброжелательным сексизмом.

Обычно под сексизмом понимают явную дискриминацию и враждебные выпады в адрес женщин, например презрительное отношение к её умственным способностям или прямое указание на «место у плиты». На самом деле сексизм может проявляться по-разному: и в явных утверждениях о том, что женщины якобы «неполноценны» (это называют враждебным сексизмом), и в «доброжелательном» стереотипе о том, что все женщины — заботливые, чуткие, слабые и нуждающиеся в мужской защите существа (это называют доброжелательным сексизмом). Впервые понятие употребили в работе 1996 года Питер Глик и Сьюзан Фиске: они считают, что сексизм может принимать разные формы, но всегда исходит из одной предпосылки.

Обе «версии» дискриминации вырастают из не подкреплённой фактами веры в биологическую обусловленность мужских и женских качеств: по этой логике, женщины якобы по умолчанию более чуткие, склонны к заботе и эмпатии, но при этом лишены силы воли, умения логически мыслить и принимать важные решения, из-за чего нуждаются в мужской опеке. Отличие от «привычного» сексизма в том, что с «доброжелательной» позиции эти свойства оцениваются положительно, а их носительницей принято восхищаться.

Вера в то, что «хрупкие цветы» надо оберегать, восходит ещё к куртуазной традиции, для которой мужчины — благородные защитники, а женщины — «прекрасные дамы», нуждающиеся в опеке. Культура меняется, но стереотипы продолжают создавать ловушку: хотя исследования и говорят, что разницы между мужским и женским мышлением не существует, представления о «слабых», «эмоциональных» женщинах и «брутальных» мужчинах всё ещё определяют порядок вещей. Девочек стараются воспитывать более «мягкими» и послушными, а мальчиков учат быть «сильными» во всём. Психолог Шон Берн отмечает, что эмпатию в девочках воспитывают с детства — от выбора игрушек до навязывания определённых моделей поведения в зрелом возрасте. Доброжелательный сексизм поощряет мягкое и пассивное поведение и тем самым ещё больше питает гендерные стереотипы.

Как может человек, который не в состоянии самостоятельно надеть пальто или открыть дверь, принимать решения, работать и руководить коллективом?

«Логика доброжелательного сексизма всегда приводит к ограничению свободы, пусть и ради защиты», — говорит участница проекта «Феминистки поясняют» Марина Васильева. «Такое поведение приводит к стереотипу о том, что женщина — прекрасный цветок: самостоятельно распоряжаться своей жизнью она не может, а потому её и нужно оберегать. В результате мы получаем список запрещённых профессий. По этой логике получается, что женщина не может жить без мужа или не должна голосовать, а то и вовсе выходить на улицу без сопровождения родственников, — объясняет Марина. — Но это подаётся не как ограничение прав, а как защита от опасностей. Ведь как может человек, который не в состоянии самостоятельно надеть пальто или открыть дверь, принимать решения, работать и руководить коллективом?»

Марина вспоминает, что в детстве её друга учили открывать девочкам дверь, потому что «они слабые и сами не могут» и потому что «они же будущие матери». При этом, по её мнению, придержать дверь или помочь надеть пальто можно любому (это не должно зависеть от пола и гендера), но лишь когда человек в этом действительно нуждается.

Доброжелательный сексизм часто поддерживают даже те, кто выступает против «прямой» дискриминации. Он порождает условные «женские привилегии» — возможность не платить по счетам и не поднимать тяжёлые сумки. Но вместе с «бонусами» женщина невольно жертвует и правом принимать независимые решения, претендовать на равную оплату труда и высокий социальный статус. Пока на Восьмое марта женщин продолжают поздравлять как «украшение офиса», а не равноправных сотрудников, их вряд ли будут воспринимать всерьёз и доверять им важные посты. Получается, что женские «бонусы» формируют «золотую клетку»: в отличие от реальных привилегий, они не дают никакой власти.

И враждебный, и доброжелательный сексизм культивируют и оправдывают лидирующую позицию мужчины. Но если первый делает это напрямую, то второй — косвенно, представляя мужские привилегии как долг и святую обязанность. Такой «доброжелательный» подход исключает женщин из публичной сферы и закрывает им доступ к ролям с высоким социальным статусом — взамен женщины получают «рыцарское» отношение и защиту.

При этом заложниками своих ролей становятся как женщины, так и мужчины. Например, женщины, которые предпочитают делить счёт поровну, часто сталкиваются с непониманием: по данным опроса LearnVest, 55 % мужчин и 63 % женщин считают, что это мужская обязанность — многие придерживаются этого правила, даже если мужчина испытывает финансовые трудности или безработный, а женщине было бы проще заплатить за себя или за обоих. Можно проследить связь между традиционным распределением ролей и неравенством зарплат: пока мужчина обязан покровительственно оплачивать счета партнёрши, он должен получать более высокие должности и больше денег. При этом многие до сих пор считают, что женщина не должна зарабатывать больше мужчины, чтобы не ущемить его самолюбие.

Доброжелательный сексизм можно встретить и в профессиональной среде, и даже там, где всё нацелено на то, чтобы помочь женщинам

Доброжелательный сексизм можно встретить и в профессиональной среде, и даже там, где всё нацелено на то, чтобы помочь женщинам. Автор телеграм-канала «Женская власть» Залина Маршенкулова приводит в пример подобной ситуации форум «Женщина имеет значение»: среди его мероприятий, например, была лекция «Каблуки — сила слабого пола». По мнению журналистки, мероприятие «подаётся так, будто прославляет женщин — но на самом деле в очередной раз выставляет их не личностями, а незамысловатым приложением к мужчине». «Существует очень много так называемых союзов женских сил — они живут на гранты и государственные деньги, а занимаются проведением мероприятий вроде „девочка должна варить борщ и быть покорной“. Я называю подобные организации „союзами вагинальных сил“ и рекомендую им свои доброжелательно-сексистские мероприятия называть поточнее, например „Как управлять мужчиной мышцами влагалища“», — иронизирует Залина.

Исследователи отмечают, что доброжелательный и враждебный сексизм тесно связаны и работают в тандеме: забота о «слабом поле» легко перетекает в презрительное «бабы ни на что не способны». В обществах, где господствует доброжелательный сексизм, высок риск столкнуться и с враждебным — в итоге в такой среде женщины намного реже занимают высокие посты в политике или бизнесе.

Два типа сексизма дополняют друг друга по методу кнута и пряника: доброжелательный подталкивает женщин подчиняться их гендерной роли, обещая за это «выгоды» вроде галантного отношения мужчин, а враждебный служит наказанием тем, кто не попадает в категорию «настоящих» женщин. Такое же деление женщин на «хороших» — то есть мягких, скромных и чутких — и «плохих» косвенно подпитывает виктимблейминг: по этой логике, жертвами насилия могут стать только те, кто ведёт себя недостаточно скромно, не следует традиционной роли и «провоцирует» насильника.

В двадцать первом веке, когда суфражистки уже давно отвоевали для женщин право голосовать, получать образование, коротко стричь волосы и носить брюки, а на смену им пришли вторая и третья волны феминизма, откровенный и грубый сексизм становится более очевидным, а общество постепенно перестаёт быть терпимым к нему. Но доброжелательный сексизм, который часто кажется лестным и приятным, незаметно диктует правила игры. И если враждебный сексизм вызывает возмущение и желание противостоять ему, то доброжелательный, наоборот, снижает мотивацию отстаивать права и сопротивляться текущему порядку вещей. Исследования показывают: женщины, охотно принимающие доброжелательный сексизм, обычно менее амбициозны в образовании и карьере и чаще зависят от мужей материально.

Доброжелательному сексизму можно противостоять — начав, к примеру, с вербальной демонстрации, что не все «комплименты» тебе приятны и кажутся уместными

«Доброжелательный сексизм, как волк в овечьей шкуре, препятствует гендерному равенству. Эти действия, которые выглядят как жесты доброй воли, заставляют женщин поддерживать статус-кво. Сексизм выглядит доброжелательным, привлекательным и абсолютно безвредным», — объясняет профессор психологии Джудит Холл.

И всё же доброжелательному сексизму можно противостоять — начав, к примеру, с вербальной демонстрации, что не все «комплименты» и «правила хорошего тона» тебе приятны и кажутся уместными. Взять хотя бы навязчивый кэтколлинг или пристальное внимание к внешности во время деловых переговоров. Непрошеную помощь принимать тоже необязательно — можно дать понять человеку, что его предложение вас не интересует. Если же на работе предлагают выполнить типично «женские» поручения — женщины якобы быстрее печатают, лучше организуют уют или справляются с рутиной, — от них стоит смело отказаться, если в список ваших основных обязанностей это не входит. Ведь «хорошей» дискриминации не бывает.

Другие статьи по темам

Facebook

© 2017 Wonderzine. Интернет-сайт для девушек о стиле, красоте и развлечениях. Использование материалов Wonderzine разрешено только с предварительного согласия правообладателей. Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.

Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.

Источники:
Женщина и мужчина
Женщина и мужчина. Заметки философа 2. Женщина и мужчина в любви выступают как гармонические противоположности 4 3. Можно ли говорить о любви как поединке-битве мужчины и женщины? 5 4. Имя
http://www.proza.ru/2013/12/11/1540
Женщина и мужчина отношения сквозь века
Женщина и мужчина: отношения сквозь века А БЫЛ ЛИ МАТРИАРХАТ-ТО? Большинство известных нам древних культур — культуры патриархальные, т.е. такие, в которых мужчина занимал
http://www.pravoslavie.ru/106.html
Жизнь«Для девочки неплохо» Чем вреден доброжелательный сексизм
Бывает ли сексизм «с человеческим лицом» — Wonderzine
http://www.wonderzine.com/wonderzine/life/life/231488-benevolent-sexism

COMMENTS