Часы с джи пи эс детские

Новости и статьи: Дом, дача, сад в Санкт-Петербурге и Ленинградской области — (108)

Новости и статьи: Дом, дача, сад в Санкт-Петербурге и Ленинградской области (108)

Обычно за границу на подарки привозят сувениры. Но так как они не имеют практического применения, многие гости задумываются об идее настоящего подарка. Для египетских друзей отличным подарком станет.

Покупая загородный дом, вы, несомненно, хотите иметь красивый и ухоженный сад. Немалую роль в этом играет газон. Как же хорошо пробежаться босиком по траве или позагорать на зеленой лужайке.

Владельцу собственного дома обязательно нужна техника. И это не только инструмент, например, сварочный аппарат, но и снегоочистительная машина для уборки территории.

Как правило, дачные бытовки – это небольшие помещения, которые используются для хранения небольшого инвентаря и инструментов.

Возводя собственный загородный дом, или поручив строительные работы бригаде нанятых профессионалов (под постоянным и неослабевающим контролем), важно позаботиться о том, чтобы он стал уютным и как.

Современная бытовая техника существенно облегчает жизнь человека, однако даже самые «продвинутые» приборы имеют ограниченный срок эксплуатации. Поломке холодильника либо стиральной машины всегда.

Японская компания Mitsubishi Electric была образована в городе Кобэ, в далеком 1921 году. Уже в то время производитель специализировался на выпуске электрооборудования. К шестидесятым годам.

Не хватает времени на поиск букета для шефа? Не знаете, чем удивить любимую тещу? Не можете определиться со свадебным букетом? Цветочный салон Букет.ру поможет вам во всем.

Смс информирование – довольно удобный сервис, который сейчас получает все более широкое распространение. Он используется даже в судебном делопроизводстве. Преимущества смс — информирования.

Мебель для детской комнаты имеет большое значение для гармоничного развития вашего ребенка. Некоторые недооценивают этот факт, считая, что малышу вполне комфортно и в комнате родителей.

Очень скоро компания по производству электронного и электрического оборудования Mitsubishi Electric будет отмечать свой вековой юбилей. Сегодня это предприятие — гигант производства.

В принципе, строительных материалов на рынке сегодня представлена масса: оцилиндрованное бревно, бруски, кирпич, пенобетон. Выбирай не хочу. Но у всех у них есть свои плюсы и минусы.

Практически каждый современный автомобиль оснащен парктроником, но на некоторых машинах он еще не установлен. Перед тем, как выбрать парктроник для своего железного коня, нужно хорошенько подумать.

В обиходе морозилками обычно называют любые холодильные приборы, способные обеспечить хранение продуктов при минусовых температурах. Доходит до того, что морозилкой совершенно необоснованно начинают.

В современном понимании дача является не просто домиком с огородом, где можно выращивать кое-какую растительность. Сегодня на дачном участке можно реализовать все самые смелые фантазии, и в решении.

На городских улицах уровень загрязнения воздуха окислами азота, угарным газом, а также твердыми микрочастицами часто превышает ПДК в 10-15 раз. В наших домах, даже если в окнах установлены.

Интернет магазин Stroydostavka.com со свойственной компании щедростью начинает новый строительный сезон. Скидки, бонусы и подарки первым покупателям – гарантированы.

Развитие рынка компактной электроники с каждым годом набирает темпы. Если еще относительно недавно карманные компьютер или электронная книга были, в сущности, редкостью, то сейчас по уровню.

GPS (полное название — NAVStar GPS: NAVigation Satellites providing Time And Range; Global Positioning System (читается Джи Пи Эс) — обеспечивающие измерение времени и расстояния навигационные.

Швейцарские часы подчеркивают состоятельность владельца и его высокий статус в обществе. Часы из Швейцарии лучший подарок любимому человеку или коллеге, независимо от того, мужчина он или женщина.

Хорошо, что это случилось не со мной

Пятница. Обычная районная поликлиника.

Я сижу у двери заведующей, жду, когда мне оформят документы.

Рядом – другие кабинеты врачей, полный коридор мам с детьми.

Все ждут приема. Дети играют, визжат. Проживают свое детство.

И тут из кабинета заведующей раздается голос секретаря:

– Мамочка-а-а ребенка-инвалида-а-а, зайдите, все готово….

Фраза повисла в воздухе. Все стали нервно оглядываться. И я тоже стала оглядываться. Где же эта мама?

Я даже не поняла, что это – про меня…

Потому что я – не в принятии. Я в яром внутреннем отрицании произошедшего.

Я живу в ежедневном изматывающем бадминтоне риторических вопросов: “Почему я?” , “За что?”, “Для чего?”, “Что я сделала не так?”

Эти вопросы, непрожитые, невыплаканные, якорят мою эффективность, притупляют яркость жизни.

Инвалидность – это не про меня. Не про мою дочь. Господи, пусть это будет сон. Скорей бы проснуться…

Во мне пока нет смирения, есть голый прагматичный и эгоистичный расчет: вылечить дочь, вернуться домой, лечь спать, заснуть – проснуться и…не больно.

Не бьют воланами вопросы без ответа. И все хорошо. И я пеку сырники. Варю кашу. Готовлю кофе. И зову завтракать всю семью. И все идут. Потому что все – слышат…

Но мне придется оформить дочери инвалидность. И принять эту мысль. И смириться с ней.

Я анализирую, почему мне так больно.

Нет, дело не в чувстве вины. Его я отрабатываю. Да, не уберегла, но видите ли, жизнь – это лотерея. Не все я могу контролировать.

В аварию может попасть любой, даже самый педантичный водитель с многолетним безаварийным стажем вождения…

Я ловлю в себе эту боль, препарирую ее.

Все ясно. Дело – не в вине. Дело – в отношении. В отношении окружающих.

Люди вокруг относятся к инвалидам… именно как к людям с ограниченными возможностями. С жалостью.

Не они сами к себе, а мы – к ним. Понимаете?

Вся жизнь инвалидов, из тех, кого я знаю, и тех, с кем дружу, проходит под лозунгом “Да, я нормальный, ребят, хватит меня жалеть!”

У Лики нет руки. Левой. От локтя. Она носит толстовку и засовывает пустой рукав в карман джинсов. Типа, просто иду, такая, руки в карманы. На вопрос “Как это случилось?” отвечает: “Пришлось ампутировать, когда я поняла, что не могу себе позволить маникюр на десяти пальцах”.

Мой друг Макс, у которого ДЦП, и заметно искажена речь, говорит при знакомстве, что он – диктор на радио. Помню, как он в первый раз сказал это мне. Я опешила. Посмотрела на него и …заметила лукавые искорки в глазах. И мы засмеялись. Теперь дружим.

Одна чудесная мама одного имплантированного мальчика, на вопросы любопытных, что за приборы у него на ушах, говорит, что это связь с космосом. Джи-пи-эс-навигатор. Потому что ребенок – это очень дорогое устройство, и его не должны угнать.

Я хочу сказать, что жертва ты обстоятельств или нет – решать только тебе.

Я выхожу из кабинета заведующей с документами и…. прохожу сквозь строй. Строй любопытно-сочувствующих глаз других мам.

Люди не плохие. Им просто интересно: как там, за чертой “нормы”

Их дети в полной базовой комплектации, с двумя слышащими ушами, двумя видящими глазами, двумя хулиганящими руками словили всего лишь ОРВИ, и им очень страшно, до мурашек, осознавать, что могло быть иначе.

Что вот мимо идет чужая трагедия, с опущенной головой и оформленными документами, и проходит мимо, не коснувшись их. Слава Богу!

Я теперь понимаю, как никогда, что не розовая справка об инвалидности делит людей на нормальных и не нормальных. И что зачастую инвалиды сильнее, умнее, выносливее тех, у кого этой справки нет.

Розовая справка – это просто документ о том, что кому-то сложнее жить. Понимаете? Не более того. Все остальное отношение привносим мы сами.

Жалость – унизительна. Люди проделали большую внутреннюю работу по принятию своих ограничений. Ограничений относительно тех, у кого их нет.

А потом вышли на улицу и наткнулись на ржавый крюк жалости и сочувствия окружающих. И еще вот этого внутреннего ужаса: “Хорошо, что это случилось не со мной”.

Я очень болезненно переживаю этот страх. Работаю над собой. Убеждаю себя, что люди не хотят меня обидеть. Они просто….боятся. Боятся оказаться на моем месте.

В пятницу я оформляла эти документы на инвалидность (они необходимы для квоты на имплантацию), и посчитала, что я девять раз за три часа ответила на вопрос:

От этого вопроса мне хочется выть. Каждый раз этот вопрос нокаутирует меня, я держу лицо до ближайшей туалетной кабинки и там рыдаю, зажав кулак во рту.

Если бы я знала…

Люди наряжаются в Эркюля и хотят понять: где и как заразилась моя дочь. Они листают ее медицинскую карту, они листают мою ленту, находят фото купания в озере месяц назад, выясняют, делала ли я прививки, где была в тот злополучный день. Все это – не для меня. А для них. Чтобы не купаться в том озере, не делать ту прививку, не ходить туда, где мы подхватили менингит.

Их бы очень устроила информация, что мы весь день тусили в компании мерзко кашляющего бомжа, в чане с ядерными отходами, питаясь снедью с помойки. Потому что тогда можно успокоиться: с ними такого не случится.

Но я выдавливают из себя вежливое “Не знаю”. Потому что я – не знаю.

Знаете, глухота моей дочери стала для меня настоящей инъекцией от моей собственной душевной глухоты. Не то чтобы я была злой и бесчувственной. Совсем нет. Но я была самонадеянна и беспечна. Я много рассуждала о том, о чем понятия не имела. Давала уроки, которые сама не выучила…

Я благодарю Бога за этот бесценный урок мудрости, принятия и смирения. В моей жизни нет и не было ничего дороже. И я обязательно приму это. И головой, и сердцем.

Знаете, что я говорю себе в минуты отчаяния? Что ничто в этом мире не происходит просто так.

И что моя дочь потеряла слух не случайно, а, вероятно, для того, чтобы тысячи людей… услышали друг друга. И если этому блогу суждено стать рупором чего-то очень важного, то я готова.

Потому что я люблю свою дочь как любая нормальная мать. И буду рядом столько, сколько позволят Бог, обстоятельства и здравый смысл.

Инвалидность – это просто слово. Оно означает, что кому-то живется сложнее, чем вам. Сложнее даются обычные вещи, которые вы даже не замечаете.

Видите ли, одной рукой сложнее приготовить салат. С замедленной речью сложнее устроиться на работу. С потерянным слухом не всегда можно расслышать какие-то важные слова.

Но каждый из этих людей – это урок терпимости. Принятия. И счастья.

Счастья жить. И радоваться жизни.

И есть салат. И делать маникюр. На пяти оставшихся. И слышать слова любви от тех, кто любит. Даже если они сказаны не словами. А поступками.

Просто не унижайте их жалостью. А будьте рядом. Дружите. Цените. Смейтесь над их шутками. Придите в гости и порежьте этот салат вместе, в три руки….

И меня, ребят, меня тоже не унижайте, пожалуйста, жалостью. Я проживаю сейчас самый острый, самый жгучий, самый болезненный и , вероятно, самый важный период своей жизни .

Я вылечу свою дочь от двусторонней сенсоневральной глухоты, а она меня – от душевной.

И мы обе еще услышим, ребят.

Обязательно услышим этот… слишком громкий грохот города…

Часы с джи пи эс детские

Покупая в один клик, Вы отправляете заявку на один товар. Если вы хотите купить несколько товаров, пожалуйста, положите их в корзину.

Для предупреждения о системах контроля скорости по типу АВТОДОРИЯ ( т.е. нерадарные комплексы) производитель оснастил Cenmax RD W3 ST встроенным GPS- модулем и предустановленной системой координат, на которой отмечены безрадарные комплексы, малошумные измерители скорости и другие типы стационарных радаров. База получает регулярные обновления, которые Вы можете установить в устройство через USB. Также имеется возможность указывать расстояние до объекта оповещения, сохранять дополнительные объекты, настраивать пороги скорости, ниже которых предупреждения не будут звучать. В режиме IQ радар-детектор сам может регулировать чувствительность, ориентируясь на скорость движения.

Возможен самовывоз из нашего офиса по адресу: г. Москва, ул. Искры д. 31, корп. 1 (смотрите раздел «Контакты»).

Индикация мощности сигнала радара

Выборочное отключение диапазонов

Фильтр ложных срабатываний

Режимы Трасса/Город 1/Город 2/Город 3/IQ

Возможность обновления ПО через USB

Обновляемая база GPS

координат стационарных, малошумных

радаров, безрадарных комплексов

видеофиксации типа «Автодория» и т.п.

Возможность сохранения доп. объектов

Отображение расстояния до объекта оповещения

Настраиваемые пороги скорости

Приоритет оповещений (радарная часть или GPS)

Часы с джи пи эс детские

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ — ПРЕВЫШЕ ВСЕГО!

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

В ОТРОГАХ СИХОТЭ-АЛИНЯ

(или двое без лодки, но с «джи-пи-эсом»)

Джерому Клапке Джерому, пожалуй, было легче сочинять веселый рассказ о трёх молодых интеллигентах, малосведущих в перипетиях походной жизни. Сложнее задача изобразить походный быт двух симпатичных, достаточно пожилых и серьезных исследователей, брошенных своими научными интересами в горную тайгу, где правила зачастую задает Его Величество Случай. Однако в таких экстремальных ситуациях и обнаруживается уровень профессионализма. Как считают теоретики, экстремальная вовсе не означает непредвиденная. Когда между этими двумя понятиями ставится знак равенства, вот тогда становится уместной шутка. (Еще бы, так бездарно влипли! Ха-ха-ха!) Разумеется, если преодоление очередного недоразумения окончится благополучно для действующих лиц, то можно и посмеяться.

Началось все как обычно, буднично, почти незаметно в ворохе разнообразных повседневных дел. В начале года я зашёл в апартаменты географического общества заплатить членский взнос, а заодно осведомиться о планах работы на ближайшее время. Ученый секретарь передал мне увесистый конверт со словами:

Гаррис сообщил, что благодаря своей предусмотрительности и годами выверенному жизненному ритму он сэкономил несколько часов, и мог бы прибыть к месту встречи гораздо раньше, чем предполагалось. В Вяземском он заехал в магазин стойматериалов за рубероидом для ремонта крыши зимовья и поэтому задержался, затратив всё сэкономленное время.

Уже смеркалось. На спуске с перевала слева от дороги за редколесьем виднелись крыши вагончиков вахтового лагеря лесозаготовителей, а справа – силуэт манипулятора на гусеничном ходу.

На следующее утро, чуть забрезжил рассвет, Гаррис был уже на ногах и суетился в кузове своего автомобиля. Движимый мыслями о товарищеском долге, я тоже вынужден был подняться, напомнив, однако, Гаррису, что по поясному времени нет ещё и пяти.

Наши с Гаррисом разглагольствования были прерваны близким тявканьем. К лагерю в сопровождении двух щенков-подростков приближался неизвестно откуда взявшийся высокий и как щепка худой гражданин. Энцефалитка висела на нём, как на пугале. Обут он был в лёгкие сандалии. Слегка вытянутое лицо гражданина и весь его внешний облик напоминали библейского пророка, который, скитаясь по пустыне, оказался в дальневосточной тайге. Вместе с тем, в этом святом человеке ближневосточных очертаний смутно угадывалось пристрастие к алкоголю и даже к чему-то более изощрённому.

Охотники сообщили, что ждали нас ещё вчера. Истопили баню и приготовили апартаменты для особо важных персон. Разумеется, мы с Гаррисом таковыми и были. Наши визитные карточки и сопроводительные рекомендации не оставляли никакого в этом сомнения. Согласно этим рекомендациям, заверенным печатями соответствующих отделений РГО, все встречные официальные лица должны были оказывать нам содействие, а попечителем РГО является сам председатель Правительства Российской Федерации(!)

Один из охотников подвёз нас на машине Гарриса вместе с экспедиционным снаряжением (если можно так назвать запас продуктов для зимовки на перевале) к месту, где зимник резко обрушивается в ключ Прямой. Вместо моста через довольно глубокий проток переброшено бревно с прибитой к нему жердью, выполняющей роль перил. По другую сторону бревна отчётливо видна тропа, по которой ходили совсем недавно.

Тропинка вывела нас на бывший верхний склад древесного сырья. В конце прошлого века здесь была расчищена площадка, с которой открывался хороший обзор распадка ключа Самаргинский Перевал. В стороне были заготовлены бревенчатые каркасы для устройства береговых опор для моста, здесь же лежали брёвна. Из верховий реки Чуи и ключей на эту площадку свозились брёвна для сортировки и отгрузки в Сукпай.

Подъём закончился, впереди простирался широкий распадок реки Чуи, но по-Гаррису выходило, что мы идём вдоль Самаргинского – её левого притока, а Чуи – севернее, за сопочной грядой, что слева. Зимник далеко просматривался. Он практически только начал зарастать кустарником. По-видимому, лесоотведения в верховьях реки были выработаны совсем недавно, года три или четыре назад.

Беру на себя смелость утверждать, что переход фельдмаршала Суворова через Альпы был куда менее значительным событием, чем наш с Гаррисом переход через ключ Самаргинский. Да, я не оговорился ни по отношению к фельдмаршалу, ни по отношению к ручью (о Гаррисе далее). На Дальнем Востоке ручьи называют ключами. Они как бы отпирают истоки дальневосточных таёжных рек, в которые впадают. Их огромное количество струится по многочисленным распадкам между сопок. Собственно слово «струится» здесь также малопригодно: несётся среди каменных глыб и завалов водяной вал, сметающий на своём пути всё живое и неживое, а называть этот вал рекой как-то не принято. Река в понятии дальневосточного старожила – это Амур, Уссури, Хор, Самарга и подобные им по размаху, а такие, как Самаргинский – ключик.

Наконец до Гарриса дошло, что мы находимся на правобережье ключа Самаргинского, и нам надо подниматься к пересечению его с ключом Каменистым. Я предложил идти вдоль русла до тех пор, пока это позволяет зимник. То, что позволял зимник, назвать дорогой мог бы человек в крайней стадии шизофрении. Правда, иногда, чрезвычайно редко на этом пути обозначалось просветление, и ноги угадывали след колеи. Только доверившись опыту своих ног можно было продвигаться вперёд.

Как обычно в сумерках над горными реками появляется туман, рассеивающийся после восхода солнца. Ночью приходится натягивать свитер, а с вечера в накомарнике душно. Утром хочется поспать подольше, но ранние птицы снуют по веткам с весёлым щебетом, а мелкие зверьки шуршат в подстилке. Проснулся я от непонятного потрескивания и решил, что рядом хозяйничает зверёк. Чтобы отогнать разведчика, несколько раз громко похлопал в ладоши, но вскоре сообразил, что это Гаррис готовит ветки для дымокура. Оказалось, его заел мокрец, с игом которого он боролся всю ночь и здесь, на правом берегу Самаргинского, решил дать мокрецу последний бой. Я предложил Гаррису переименовать ключ в реку Калку, чтобы увековечить историю нашей ночёвки. Звучало бы эпически: «Битва Гарриса-Бени на реке Калке». Однако Гаррис отнёсся к моему предложению без энтузиазма и даже не захотел обсуждать детали.

Наши ожидания оправдались полностью. Заброшенный зимник действительно оказался почти без поросли, по нему было легко идти. После перехода вброд ключа Самаргинского, при каждом шаге в сапогах Гарриса чавкал какой-то прожорливый поросёнок или озёрный сазан, жирующий в кочке. Гаррис ругал продавцов, которые, по его словам, навязали ему обыкновенный камуфляж вместо нанотехнологичного. Фокус заключался в том, что, как оказалось, ключевая вода беспрепятственно проникала сквозь «нанозащиту» внутрь сапог, не желая выливаться наружу. Переобуваться Гаррис не захотел, всячески подчёркивая, что ему комфортно в таких сапогах, он чувствует себя отдыхающим на пляжах Новой Гвинеи.

Когда я намереваюсь запечатлеть окружающий ландшафт видеокамерой, Гарик оказывается тут как тут и старается влезть в кадр. Приходится в выразительных образах русского фольклора изгонять его. Но в какой-то момент я решил, что он вполне заслуживает мирового признания и крикнул ему, чтобы он остановился. Однако он продолжал упрямо идти вперёд. Скорее всего, он решил взять реванш и показать мне, какой он непревзойдённый ходок.

ОЧЕРЕДНАЯ НОЧЁВКА У КОСТРА

И НОВЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ СТРЕЛКИ ДЖИПИЭСА

К вечеру мы обошли прижимы и направились к берегу ключа. Гаррис готов был заночевать прямо в прибрежном кустарнике, но я вёл его дальше в поисках подходящего места с удобным подходом к воде и наличием хотя бы одного сухостойного дерева, пригодного для ночного костра. С этим на таёжных ключах не бывает проблем. Вскоре мы нашли такое место и стали готовить ночлег.

На случай внезапного ливня и наводнения Гаррис решил приготовить плацдарм для отступления, подвесив укороченный тент на берегу.

Следуя уже установившейся традиции, Гаррис достал из своего бездонного мешка бутылку, на этот раз по весу не уступающую связке из четырёх противотанковых гранат. Я выразил желание помогать ему до последней капли, на что он возразил:

На следующий день недалеко от берега мы наткнулись на разрушенное охотничье зимовье. От ветхости крыша обрушилась внутрь, а верхние венцы развалились. Мы с Гаррисом осмотрели развалины и пришли к выводу, что охотничьего промысла на Самаргинском нет уже лет шесть или семь.

По всей видимости, опыт морского волка мешает Гаррису сосредоточиться в обстановке реальной тайги. Он напоминал мне одного историка.

На привале Гаррис обнаружил впившегося клеща. Клещ впился в ногу Гарриса и самостоятельно не намеревался покинуть её.

Пока мы обсуждали рыбную проблему, Гаррис не отрывал взгляда от ранки на ноге.

Таким образом, во второй половине дня мы с Гаррисом подошли к злополучному слиянию ключей. Гаррис, хотя уже не надеялся на водонепроницаемость сапог, пошёл разыскивать брод, а я перешёл на правый берег Стланикового, балансируя на бревне, соединяющем оба берега. Переход завершился удачно, в чём у меня не было сомнений. Остаток дня шли по натурально-Каменистому. Здесь тоже нами были замечены развалины охотничьего зимовья, но сложенного наспех из тонкомера. Объяснение могло быть одно: охотился на этом ключе одинокий охотник, а не бригада.

На ночёвке я вновь предупредил Гарриса, что время мне позволяет идти по проложенному им маршруту ещё один день, но послезавтра мы отправимся в обратный путь. Один день должен быть у нас на всякий случай в запасе, а остальные, чтобы дойти до базы, прибыть на станцию Кругликово и успеть на электричку в этот же день.

Ещё не успели обсохнуть от утренней росы стволы деревьев на прогалинах, как мы с Гаррисом уже приближались к вчерашней переправе. Поток в Стланиковом довольно стремительный, но неглубокий. Можно было бы перейти вброд. Пожалуй, даже безопаснее, если следовать установкам теории безопасного прохождения маршрутов.

Я сидел под деревом и громко матерился, пытаясь оживить видеокамеру. Подошёл Гаррис с охапкой валёжника.

Погибель убрать от планеты Земли,

Твои легионы пошли нам с небес,

Планета с мольбой ожидает чудес. »

К удивлению Гарриса, охотники нас уже ждали. Они натопили баню и приготовили апартаменты. Первый вопрос к нам с Гаррисом был вполне обоснован:

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.

Источники:
Новости и статьи: Дом, дача, сад в Санкт-Петербурге и Ленинградской области — (108)
Новости и статьи: Дом, дача, сад в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Страница 5 | РосФирм. Страница 5
http://spb.rosfirm.ru/companies_news/dom-dacha-sad-409?5
Хорошо, что это случилось не со мной
Когда твой ребенок внезапно оглох и ты идешь сквозь строй тех, кому повезло
http://www.pravmir.ru/horosho-chto-eto-sluchilos-ne-so-mnoy/
Часы с джи пи эс детские
CENMAX W3 ST, радар,детектор,новинка, w3,st,2015
http://xn—-7sbaabvjtxjp1bdboii.xn--p1ai/cenmax/521-cenmax-w3-st.html
Часы с джи пи эс детские
ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ — ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г. ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА В ОТРОГАХ СИХОТЭ-АЛИНЯ (или двое без лодки, но с «джи-пи-эсом») Джерому
http://www.zrd.spb.ru/tvorch/tvorch-022.htm

COMMENTS