Книги в германии

Германия Плюс

«А я по Мюнхену иду, как вдоль по-Питерской, И наслаждаюсь я продукцией кондитерской. И не хочу идти я в ногу со своей тоской и по Европе я иду, как по Тверской-Ямской!»

В тебя влюблен я страстно! Так, пленяя,

Влечет бедняжку-птичку взор змеи, —

И вот спустилась пташка, расправляя

Навстречу смерти крылышки свои…

Путеводитель по Мюнхену «Привет, Мюнхен!» (пятое издание)

Вот уже в пятый раз мы хотим произнести «Привет, Мюнхен!» Путеводитель по баварской столице выдержал испытание временем (4 издания!) и получил заслуженную репутацию лучшей книги на русском языке о Мюнхене.

Нойшванштайн хорош во все времена — и в дождливые, и в снежные, и в зимние, и в летние.

«А я по Мюнхену иду, как вдоль по-Питерской,

И наслаждаюсь я продукцией кондитерской.

И не хочу идти я в ногу со своей тоской

и по Европе я иду, как по Тверской-Ямской!»

Есть гороскопы индийские, есть гороскопы австрийские, есть немецкие и русские, по знакам Зодиака, дням и неделям. Есть гороскопы индивидуальные. а этот гороскоп — маникюрный. Как лак вам подходит… Улыбнитесь!

В новой Пинакотеке висит примечательное полотно Генриха Мария Хесса «Девять муз». Создано оно одним из любимых художников правящего баварского короля Людвига I в 1826 году. В собрание Пинакотеки попало однако лишь в 1876 году из коллекции Принца Карла Баварского.

Город Регенсбург не может пожаловаться на отсутствие достопримечательностей, настоящий любитель истории техники обязан посетить Музей дунайских кораблей! К тому же, это не какое-то скучное здание — это настоящий колёсный буксир «Фройденау» 1942 года постройки.

Чудесность ее состояла в том, что когда испанцы убежали, лейденцы остались холодные и голодные в разоренном и затопленном городе. И вдруг совсем как в сказке маленький мальчик, который бродил в поисках еды, нашел огромный котел. А в нем… А в нем журчала, кипела, шкваркала, в общем, издавала разнообразные звуки еда — этот самый хутспот .

Снежною вуалью запорошило сосны и берёзы,

Серебряной парчой старый дуб одет,

Навешали стеклянные сосульки под крышами морозы,

Надело озеро свой зимний глянцевый корсет.

SPANIENS GOLDENE ZEIT

DIE ARA VELAZQUEZ IN MALEREI UND SKULPTUR

25. NOVEMBER 2016 – 26. MARZ 2017

Я – чернобылец. А благодаря преступным властям оказался в положении хуже бомжа. Я полностью бесправен.

Я не скрываю мракобесия, творящегося много лет в России и открыто говорю об этом везде, где могу. Своими действиями я мешаю целой организованной преступной группе воровать. Живой я им не нужен, поэтому против меня эти деятели сфабриковали уже второе уголовное дело.

Это солдаты Ганнибала, зазимовавшие в Капуе, где войско было развращено и ослаблено бездельем, пьянками и оргиями. Этот процесс и изображен на картинке, вот они, эти гадкие капуанские блудницы. А вот и он сам в дверях стоит, видите? Потом постепенно удача отвернется от него, ну и дальше победят все-таки римляне.

Я тоже знаю такого человека, прекрасную женщину-целительницу Егорову Анастасию Федоровну, которая лечит многие заболевания, а также снимает порчу и сглаз, устанавливает защиту для всей семьи. По образованию она медик, однако целительство нетрадиционными методами лечения можно назвать ее жизненным кредо.

Вторник, 8 марта 2016, 18.30 – 20.30 час.

Четверг, 10 марта 2016, 19.00 час.

Вокальный ансамбль АРИОЗО

…и вот, Даша, в Италии кошек о-о-очень почитают! В Венеции все котики мнят себя немножко львами, ведь лев — символ города и его покровителя св. Марка Евангелиста! Венецианские кошки необычайно гладкие, ухоженные, вальяжные, многие на службу ходят, да. Вот, например команда котов-букинистов: эти красавцы знают толк в старинных книгах, открытках,…

Доля электронных изданий на книжном рынке Германии выросла до 2, 4%

Доля электронных изданий на книжном рынке Германии выросла до 2,4%

Эксперты Биржевого союза германской книготорговли представили статистику, позволяющую получить представление о развитии е-сегмента на книжном рынке страны.

По сообщению портала Deutsche Welle, в конце прошлой недели специалисты Биржевого союза германской книготорговли (Borsenverein des Deutschen Buchhandels) выступили на пресс-конференции, где поделились своей информацией о том, в каком состоянии пребывает книжный рынок Германии. Рынок книг в целом оценивается как «почти стабильный»: оборот по итогам прошлого года сократился на 0,8% и составил 9,52 миллиарда евро.

Что касается сегмента электронных книг, изменения в котором тщательно отслеживают участники рынка, то лояльность читателей по отношению к цифровой продукции растет в соответствии с прогнозами экспертов. Доля выручки от е-книг в общем обороте книготорговли (без учета учебников и специальной литературы) выросла с 0,8% до 2,4%. При этом до 40% сократилось число любителей печатных книг, которые не читают цифровые версии, и впервые заявила о себе группа поклонников «цифры», отказавшихся от бумажной книги: пока специалисты насчитали 1% таковых.

Также выяснилось, что более половины новых наименований книжной продукции в Германии выходят как в бумажном, так и в электронном виде, так что сегмент является вполне представительным. 53% издательств уже публикуют книги «в цифре», 84% планируют заниматься этим в будущем. По итогам опроса компаний, являющихся членами Биржевого союза германской книготорговли, выручка от продаж электронных книг для издателей достигает почти 10%, однако для книжных магазинов – только 0,5%, даже несмотря на то, что в интернет-филиалах книжных магазинов электронные книги стоят столько же, сколько в крупных онлайн-ретейлерах.

Книги в германии

Сожжение книг в нацистской Германии — проводимая властями нацистской Германии кампания по демонстративному сожжению книг, не соответствующих идеологии национал-социализма. Вскоре после прихода к власти в Германии национал-социалистов (начало 1933 года) началось организованное преследование евреев, марксистов и пацифистов. С марта по октябрь 1933 года книги сжигали в 70 городах Германии. Организатором и исполнителем сожжений было не Министерство пропаганды, а Немецкий студенческий союз (нем. Deutsche Studentenschaft ) в сотрудничестве с Гитлерюгендом. Кульминацией стало проведённое 10 мая 1933 года на площади Опернплац в Берлине, а также в 21 другом городе Германии масштабное показательное публичное сожжение книг, организованное в рамках «акции против негерманского духа» (нем. Aktion wider den undeutschen Geist ). В ходе акции студентами, профессорами и местными руководителями нацистской партии были сожжены десятки тысяч книг преследуемых авторов.

В находящемся под контролем нацистов ещё с 1931 года [1] Немецком студенческом союзе в начале апреля 1933 года с целью поддержки руководства Третьего Рейха был создан Отдел прессы и пропаганды, который под руководством Карла Ганса Лейстрица (нем. Hans Karl Leistritz ) организовал «Акцию против негерманского духа». Отделом были разосланы указания местным отделениям Союза с призывом участия в четырёхнедельной «Акции против негерманского духа», начинавшейся 12 апреля и заканчивающейся 10 мая зрелищным публичным сожжением книг.

Важнейшим элементом студенческой политической борьбы считалась пропагандистская работа. 2 апреля 1933 года, на следующей день после объявления бойкота еврейских предприятий (нем. Judenboykott ), был разработан детальный план [2] . 6 апреля 1933 года отдел прессы и пропаганды Немецкого студенческого союза разослал по региональным отделениям Союза циркуляр, объявляющий старт общенациональной «акции против негерманского духа», в рамках которой пропагандистская кампания стартовала 12 апреля публикацией «12 тезисов против негерманского духа», а кульминацией должно было стать буквальное «очищение огнём», запланированное на 18 часов 10 мая 1933 года. [1] Местные отделения должны были снабжать прессу официальными сообщениями и заказными статьями, организовывать публичные выступления известных деятелей нацистской партии и организовывать трансляции в радиоэфире

8 апреля студенческий союз также подготовил «Двенадцать тезисов против негерманского духа» (нем. Wider den undeutschen Geist! ) [3] , которые были призваны ассоциироваться с Мартином Лютером и историческим сожжением книг на Вартбургском празднестве, произошедшем в 1817 году в честь трёхсотлетия 95 тезисов Лютера. Текст тезисов публиковался в газетах, и распространялся на листовках и плакатах, набранных красным готическим шрифтом.

Распространяемые в университетах «двенадцать тезисов» призывали к «очищению» национального языка и культуры, протестовали против «еврейского духа», и требовали, чтобы университеты стали центрами немецкого национализма. Организаторы изображали «акцию» как «ответ на всемирную еврейскую клеветническую кампанию против Германии» и подтверждение традиционных немецких ценностей. [4] [5]

4. Наш самый опасный враг — еврей, и тот, кто зависим от него.

5. Еврей может думать только по-еврейски. Когда он пишет по-немецки, то он лжёт. Немец, пишущий по-немецки, но думающий не по-немецки, есть изменник! Студент, говорящий и пишущий не по-немецки, сверх того бездумен и будет неверен своему предназначению.

6. Мы хотим искоренить ложь, мы хотим заклеймить предательство, мы желаем студентам не легкомысленности, а дисциплины и политического воспитания.

7. Мы хотим считать евреев иностранцами, и мы хотим овладеть народным духом.

5. Der Jude kann nur judisch denken. Schreibt er deutsch, dann lugt er. Der Deutsche, der deutsch schreibt, aber undeutsch denkt, ist ein Verrater! Der Student, der undeutsch spricht und schreibt, ist au?erdem gedankenlos und wird seiner Aufgabe untreu.

6. Wir wollen die Luge ausmerzen, wir wollen den Verrat brandmarken, wir wollen fur den Studenten nicht Statten der Gedankenlosigkeit, sondern der Zucht und der politischen Erziehung.

7. Wir wollen den Juden als Fremdling achten, und wir wollen das Volkstum ernst nehmen.

Второй этап «Просветительской кампании» стартовал 26 апреля 1933 г. сбором «подрывной литературы». Каждый студент должен был прежде всего очистить собственную библиотеку и библиотеки знакомых и членов семьи от «вредных» книг, затем обыскивались библиотеки университетов и институтов. Публичные библиотеки и книжные магазины также подвергались зачистке от запрещённой литературы. Члены Гитлерюгенда и Национал-социалистического студенческого союза распространяли от имени Комитета борьбы против негерманского духа требования к студентам изымать отмеченные в прилагавшемся «чёрном списке» книги, а затем передать их представителям комитета для последующего публичного сожжения. [5]

Ich ubergebe der Flamme die Schriften von Marx und Kautsky. 2. Rufer: Gegen Dekadenz und moralischen Zerfall! Fur Zucht und Sitte in Familie und Staat!

Ich ubergebe der Flamme die Schriften von Heinrich Mann, Ernst Glaeser und Erich Kastner. 3. Rufer: Gegen Gesinnungslumperei und politischen Verrat, fur Hingabe an Volk und Staat!

Ich ubergebe der Flamme die Schriften von Friedrich Wilhelm Foerster. 4. Rufer: Gegen seelenzerfasernde Uberschatzung des Trieblebens, fur den Adel der menschlichen Seele!

Ich ubergebe der Flamme die Schriften von Sigmund Freud. 5. Rufer: Gegen Verfalschung unserer Geschichte und Herabwurdigung ihrer gro?en Gestalten, fur Ehrfurcht vor unserer Vergangenheit!

Ich ubergebe der Flamme die Schriften von Emil Ludwig und Werner Hegemann. 6. Rufer: Gegen volksfremden Journalismus demokratisch-judischer Pragung, fur verantwortungsbewusste Mitarbeit am Werk des nationalen Aufbaus!

Ich ubergebe der Flamme die Schriften von Theodor Wolff und Georg Bernhard. 7. Rufer: Gegen literarischen Verrat am Soldaten des Weltkriegs, fur Erziehung des Volkes im Geist der Wehrhaftigkeit!

Ich ubergebe der Flamme die Schriften von Erich Maria Remarque. 8. Rufer: Gegen dunkelhafte Verhunzung der deutschen Sprache, fur Pflege des kostbarsten Gutes unseres Volkes!

Ich ubergebe der Flamme die Schriften von Alfred Kerr. 9. Rufer: Gegen Frechheit und Anma?ung, fur Achtung und Ehrfurcht vor dem unsterblichen deutschen Volksgeist!

Verschlinge, Flamme, auch die Schriften von Tucholsky und Ossietzky!

Не все сожжения книг состоялись в запланированный Студенческим союзом день 10 мая: некоторые были отложены на несколько дней из-за дождя; другие, по решению местных отделений Союза, были перенесены на традиционный праздничный день летнего солнцестояния 21 июня. Так или иначе, в 34 университетских городах по всей Германии «Акция против негерманского духа» прошла успешно и была освещена множеством газетных публикаций. В некоторых местах, включая Берлин, радиостанции проводили живую трансляцию речей, песен и речёвок множеству немецких слушателей [4] .

Эрих Кестнер — из 15 упомянутых в «огненных речовках» писателей только он стал свидетелем сожжения собственных книг — написал затем: [8]

Оскар Мария Граф, возмущённый тем, что его книги не вошли в число сжигаемых, и, более того, попали в список рекомендованной нацистами «народной» (Volkische) литературы, обратился к властям с открытым письмом, озаглавленным «Сожгите меня!», в котором говорилось [9] [10] :

Я не заслужил такого бесчестия!… Всей своей жизнью и всеми своими сочинениями я приобрёл право требовать, чтобы мои книги были преданы чистому пламени костра, а не попали в кровавые руки и испорченные мозги коричневой банды убийц.

Под впечатлением письма О. М. Графа, Бертольт Брехт написал стихотворение «Сожжение книг»:

После приказа властей о публичном сожжении

Книг вредного содержания,

Когда повсеместно понукали волов, тащивших

Телеги с книгами на костер,

Один гонимый автор, один из самых лучших,

Штудируя список сожженных, внезапно

Ужаснулся, обнаружив, что его книги

Забыты. Он поспешил к письменному столу,

Окрыленный гневом, и написал письмо власть имущим.

«Сожгите меня! — писало его крылатое перо. —

Не пропускайте меня! Не делайте этого! Разве я

Не писал в своих книгах только правду? А вы

Обращаетесь со мной как со лжецом.

Я приказываю вам:

Als das Regime befahl, Bucher mit schadlichem Wissen

Offentlich zu verbrennen, und allenthalben

Ochsen gezwungen wurden, Karren mit Buchern

Zu den Scheiterhaufen zu ziehen, entdeckte

Ein verjagter Dichter, einer der besten, die Liste der

Verbrannten studierend, entsetzt, da? seine

Bucher vergessen waren. Er eilte zum Schreibtisch

Zornbeflugelt, und schrieb einen Brief an die Machthaber.

Verbrennt mich! schrieb er mit fliegender Feder, verbrennt mich!

Tut mir das nicht an! La?t mich nicht ubrig! Habe ich nicht

Immer die Wahrheit berichtet in meinen Buchern? Und jetzt

Werd ich von euch wie ein Lugner behandelt! Ich befehle euch, Verbrennt mich!

Немецкий литературный критик Марсель Райх-Раницкий вспоминает, что происходившие не воспринималось обществом всерьёз: [11]

Это выглядело странно. Как несерьезное событие. Никто не воспринимал происходившее всерьез, в том числе и те, кто это делал. Мне казалось это сумасшествием, что книги лучших немецких писателей просто так сжигаются. Тогда было ещё непонятно, что все это лишь пролог, увертюра.

Печально то, что тогдашняя немецкая интеллигенция, хотя и с явным изумлением, но без возмущения просто приняла все это к сведению.

В 1995 году на берлинской площади Бебельплац был установлен памятник сожжённым книгам работы израильского архитектора и скульптора Михи Ульманна. Памятник представляет собой пустые книжные полки, установленные ниже уровня мостовой и закрытые сверху стеклом. Табличка рядом с памятником гласит: «На этой площади 10 мая 1933 г. студенты-нацисты жгли книги»; там же приведена цитата из трагедии Генриха Гейне «Альмансор» [6] [7] :

Это была лишь прелюдия, там, где сжигают книги, впоследствии сжигают и людей.

Das war ein Vorspiel nur, dort wo man Bucher

Verbrennt, verbrennt man auch am Ende Menschen. [12]

Книги в германии

Автор: Светлана Дементьева

Совсем скоро наступит 10 мая. Это особый день для Германии, которая до сих пор просит у народов мира прощения за порождение фашизма на их земле. Почему же 10 мая — это особый день для немцев?

Ежегодно в Германии 10 мая проходит праздник «День книги». Именно в этот день 10 мая 1933 года был устроен Праздник Костра в Берлине и ряде других немецких городов: Бонне, Франкфурте-на-Майне, Мюнхене и др. Все неугодные правительству книги были сожжены. В одном только Берлине в тот день казнили 20 тыс.книг!

Гитлеровцы готовили публичную казнь литературы с февраля 1933. Предполагается, что подобная публичная акция уничтожения культурного наследия Германии была разработана филологом-германистом доктором Геббельсом. Главными палачами-варварами стали студенты. Именно им отвели такую роль на этом празднике огня. Преподавательский состав и ректорат так же должны были присутствовать в обязательном порядке. Среди них были и авторы книг.

Для чего новой власти в Германии в те времена понадобилась подобная акция? В первую очередь радикалы пытались запугать «среднего» человека. Уважение и доверие к книге были присущи большинству немцев. Во-вторых, расчет был на привлечение молодежи, которая и без того была уже воспитана в духе перемен, а после сожжения десятков тысяч книг почувствовала особое настроение радикальной волны и впитала ее, подобно губке. Именно в те годы многие студенты смогли сделать головокружительную карьеру.

Перед инквизицией книг были составлены списки произведений и авторов, неугодных национал-социалистам. В списках значились такие имена как, Альберт Эйнштейн, Карл Маркс, Генрих и Томас Манн, Стефан Цвейг, Эрих Кестнер, Зигмунд Фрейд, Ремарк и еще много разных имен. Труды еврейских авторов, книги марксистского и пацифисткого характера подлежали тотальному уничтожению. Кто-то ликовал на Празднике Костра, а кто-то осуждал явное проявление зла и варварства. Например, знаменитый немецкий писатель того времени Оскар Мария Граф был даже обижен, когда не нашел в черных списках своего имени. Он написал властям в своем обращении: «Я всю жизнь стремился писать правду! Почему же вы не жжете и мои книги? Неужели я плохо писал?»

После Праздника Костра 10 мая 1933 года в Германии начался период жесткой цензуры. Были запреты на издания некоторых произведений и гонения на многих ученых, писателей и поэтов. Чьи-то труды были запрещены полностью к изданию, кого-то разрешалось печатать частично. В годы фашисткой диктатуры список запрещенной литературы постоянно пополнялся. Ближе к концу существования фашизма в Германии этот список насчитывал более 5 тыс. наименований. Многие писатели, ученые и поэты покинули страну. Среди них оказались Генрих и Томас Манн, Эрих Мария Ремарк, Лион Фейхтвангер, Стефан Георге, Бертольт Брехт. Трагично сложилась судьба таких писателей, как Курт Тухольский, Карл Ейнштейн, Вальтер Беньямин, Стефан Цвейг. Эти люди решили уйти из жизни по собственной воле.

Фашизм нанес невероятный урон не только странам мира, но и самой Германии. Чтобы история не повторилась, немцы решили каждый год напоминать своим гражданам и людям мира о трагедии, случившейся 10 мая 1933 года. С этой целью в Германии ежегодно 10 мая отмечается праздник «День Книги». После падения фашисткой диктатуры немецкими властями был приглашен израильский архитектор Миха Ульман (Micha Ullmann) для создания памятника погибшим 10 мая книгам. Символичен тот факт, что родители Миха Ульмана в 1933 году вынуждены были покинуть Германию из-за своего еврейского происхождения.

На сегодня в Берлине в самом центре площади Бебельплатц размещен поразительный памятник под названием «Утонувшая библиотека» или «Ушедшая под землю библиотека» (Оригинальное название — «Versunkene Bibliothek») в виде белой комнаты с пустыми книжными полками под квадратной плитой из толстого слоя стекла. Комната изнутри освещается и, видимо, поэтому создает усиленное впечатление пустоты и утраты. Особенно ярким памятник кажется в ночное время. Рядом с памятником можно увидеть простую и короткую надпись «На этой площади 10 мая 1933 года нацистские студенты жгли книги».

Памятник книгам в Берлине «Versunkene Bibliothek»

В заключение хочется написать слова Генриха Гейне: «Это была только прелюдия. Там, где сжигают книги, в конце сожгут и людей»

Источники:
Германия Плюс
Русская газета в Германии и для Германии. Новости, фотографии, политика, обзоры, анекдоты, истории, юмор. Календарь от Германии Плюс — события на каждый день.
http://www.germaniaplus.de/
Доля электронных изданий на книжном рынке Германии выросла до 2, 4%
По сообщению портала Deutsche Welle, в конце прошлой недели специалисты Биржевого союза германской книготорговли (Borsenverein des Deutschen Buchhandels) выступили на пресс-конференции, где поделились своей информацией о том, в каком состоянии пребывает книжный рынок Германии.
http://pro-books.ru/sitearticles/12795
Книги в германии
Сожжение книг в нацистской Германии — проводимая властями нацистской Германии кампания по демонстративному сожжению книг, не соответствующих идеологии национал-социализма. Вскоре
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D0%B6%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3_%D0%B2_%D0%BD%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%93%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8
Книги в германии
10 мая — это особый день для Германии, которая до сих пор просит у народов мира прощения за порождение фашизма на их земле. Почему же 10 мая — это особый день для немцев?
http://demsvet.ru/istoriya-knigi/den-knigi-v-germanii

COMMENTS