Парадигма человека

Парадигма человека

Термин “парадигма” (от греческого paradigma – пример, образец) означает строго научную теорию, воплощенную в системе понятий, выражающих наиболее существенные черты действительности. Второе его значение используется для характеристики общепризнанных научных достижений, дающих сообществу специалистов модель постановки проблем и их решений в течение определенного периода времени. Именно в подобном смысле он употребляется в педагогической теории для обозначения концептуальных моделей образования.

В ходе исторического развития общества и образования как его важнейшего института сложились различные парадигмы образования. Поэтому сегодня можно говорить о том, что существует определенное множество парадигм образования, среди которых наиболее распространены следующие:

1) традиционалистско-консервативная (знаниевая парадигма);

2) рационалистическая (бихевиористская, поведенческая);

3) феноменологическая (гуманистическая парадигма);

5) неинституциональная парадигма;

6) гуманитарная парадигма;

7) обучение “через совершение открытий”;

8) эзотерическая парадигма.

Эти парадигмы различаются своими подходами к выбору главной цели образования, к пониманию роли и предназначения образования в системе общественных институтов, к его видению в системе подготовки человека к жизни, формирования общей и профессиональной культуры подрастающих поколений. Рассмотрим более подробно характерные особенности каждой из приведенных парадигм образования.

1. Знаниевая традиционалистская парадигма. Главная цель знаниевой парадигмы заключается в передаче молодому поколению наиболее существенных элементов культурного наследия человеческой цивилизации и ее опыта. Эта передача осуществляется на основе выдержавшей испытание временем совокупности знаний, умений и навыков, а также нравственных идеалов и жизненных ценностей, способствующих как индивидуальному развитию, так и сохранению социального порядка, позволяющих обеспечить функциональную грамотность и социализацию обучающихся.

2. Бихевиористская рационалистическая парадигма образования предполагает, прежде всего, обеспечение усвоения знаний, умений и навыков и практического приспособления молодого поколения к конкретным условиям существующего общества. Образовательная программа полностью переводится на язык конкретных поведенческих терминов, на язык “измеряемых единиц поведения” (Р. Мейджер). Главный термин этой парадигмы: “Школа – это фабрика, для которой учащийся представляет собой “сырье”. В основу парадигмы положена концепция социальной инженерии Б. Скиннера, согласно которой цель школы состоит в том, чтобы сформировать у обучающихся адаптивный “поведенческий репертуар”, соответствующий социальным нормам, требованиям и ожиданиям западной культуры. Основными методами такого обучения выступают научение, тренинг, тестовый контроль, индивидуальное обучение, корректировка.

Недостатком как традиционалистской, так и рационалистической модели обучения является их слабая гуманистическая направленность. В соответствии с ними обучающийся рассматривается только как объект педагогического воздействия, а не как субъект жизни, свободная самодостаточная личность, способная к саморазвитию и самосовершенствованию. В рационалистической модели образования отсутствует творчество, самостоятельность, ответственность, индивидуальность.

3. Гуманистическая (феноменологическая) парадигма образования рассматривает и педагога, и обучающегося как равноправных субъектов образовательного процесса. Его главной целью выступает при этом персональный характер обучения с учетом индивидуально-психологических особенностей обучающихся, создание условий для развития и саморазвития обучаемого, предоставление ему свободы выбора для возможности максимальной реализации своих природных потенциалов и для самореализации. Гуманистическая парадигма предполагает свободу и творческий поиск как обучающихся, так и педагогов. Она ориентирована на творческое, духовное развитие личности, на межличностное общение, диалог, помощь и поддержку в самообразовании человека и его самосовершенствовании.

4. Технократическая парадигма образования провозглашает основной своей целью передачу подрастающим поколениям и усвоение ими “точного” научного знания, необходимого для дальнейшего совершенствования практики. “Знание – сила”, поэтому ценность человека определяется его познавательными возможностями. Человек ценен не сам по себе, как уникальная индивидуальность, а лишь как специалист, носитель определенного эталонного (усредненного, стандартизированного) знания или поведения. Определенные элементы этой парадигмы присущи, к сожалению, и нашей системе инженерного образования, которая направлена преимущественно на профессиональную подготовку специалиста, а не на личностное его формирование.

6. Гуманитарная образовательная парадигма (по И.А. Коесниковой), центром которой становится не обучающи­йся, усваивающий готовые знания, а человек, познающий исти­ну. Но поскольку однозначной истины не существует, то важна не сама истина, а отношение к ней. При этом субъект-субъект­ные взаимодействия и отношения участников педагогического процесса строятся на принципах сотрудничества, сотворчества, диалога, обмена мнениями и взаимной ответственности за свободный выбор своей позиции, познание мира путем обмена духовными ценностями.

7. Парадигма обучения “через совершение открытий” (Джером Бруннер). В соответствии с этой парадигмой, обуча­ющиеся должны познавать мир, приобретать знания через собственные открытия, требующие напряжения всех познавательных сил и одновременно плодотворно влияющие на развитие продуктивного мышления. Творческое обучение, по Бруннеру, отличается как от усвоения “готовых знаний”, так и от обучения путем преодоления трудностей тем, что обучающиеся на основе накопления и оценки данных по определенной проблеме формируют соответствующие обобщения и даже выявляют закономерности, выходящие за рамки изучаемого материала.

Сегодня многие практики и ученые часто обращаются к божественному провидению, к мировому разуму, космосу, прозрению и озарению. В этой связи нельзя не упомянуть об одной из парадигм образования, основанной на признании в той или иной форме существования мирового разума.

8. Эзотерическая парадигма образования, по мнению И.А. Колесниковой, отражает самый высокий уровень взаимодействия человека с внешним миром. Сущность этой парадигмы состоит в отношении к истине как вечной и неизменной, ко­торую человеку нельзя понять, но к ней можно приобщиться в состоянии особого озарения.

Высший смысл педагогической деятельности, по утверждению сторонников этой парадигмы, заключается в освобожде­нии природных, сущностных сил человека для общения с космо­сом, для развития познавательных способностей, смысло­твор­чества, духовности и нравственного самосовершенствования.

Однако эта парадигма основывается только на одной сфере взаимодействия людей – ноосфере. Но для того, чтобы гармонизировать отношения человека с миром планеты Земля и космосом, с обществом и самим собой, очевидно, необходимо учитывать также всю совокупность его взаимодействий с социосферой и психосферой.

В современном образовании в целом сложились две основные парадигмы: формирующая (традиционная) и личностно-ориентированная (гуманистическая). Формирующая парадигма, в свою очередь, имеет две разновидности, одним из которых выступает знание-ориентированный, а вторым – деятельностно-ориентированный подход к содержанию и технологиям образования.

Рассмотрение современных парадигм образования и подходов к его организации позволяет сделать вывод о том, что сегодня для человека образование представляет собой не просто определенную сумму знаний, умений и навыков, но и психологическую готовность к непрерывному их накоплению, обновлению, переработке, иными словами, к постоянному самообразованию, самовоспитанию, саморазвитию и совершенствованию личности.

Проанализированные парадигмы существуют в системе образования, которая является глобальным объектом педагогики, так как оно объединяет процессы обучения и воспитания и представляет собой интернационализацию тех социокультурных ценностей общества, которые разделяются его членами.

Источник:
Парадигма человека
Наукова бібліотека Буковина
http://buklib.net/books/36652/

Парадигма человека

Три парадигмы в психологии — три стратегии психологического воздействия

Вы находитесь на старой версии сайта, перейдите на
Обновленный вариант сайта

Подписывайтесь на Почтовые рассылки и получайте полезную, свежую и интересную информацию.

В настоящее время в связи с экономическими и культурными преобразованиями в нашей стране особое значение приобретает глубокое и всестороннее знание психологических закономерностей, определяющих установки и поступки людей, а также грамотное использование методов психологических воздействий (воспитательных, управленческих, пропагандистских, психокоррекционных и т. п.), осуществляемых в различных формах (экологических, массовых, групповых, межличностных и т. п.) с помощью различных средств (вербальных и невербальных) и способов (убеждение, принуждение, внушение, заражение и т. п.). Каждый из этих видов воздействий, обладая своей спецификой и возможностями, полное и эффективное воплощение получает только в контексте реализации конкретных задач и условий деятельности и общения, в которых данные воздействия осуществляются, и зависит от точной их инструментовки в конкретных обстоятельствах.

Особо важное значение знание законов и практических методов организации психологического воздействия приобретает в тех сферах деятельности, где ведущее место имеет процесс межличностного общения. Это прежде всего различные области психологической практики, а также сфера педагогического труда; общение здесь является основным средством реализации задач обучения и воспитания, психологической коррекции. Само же воздействие в этом случае, являясь результатом осуществления целей общения, служит выражением психологической эффективности и результативности общения как специфического вида деятельности, характеризует его личностно преобразующий, воспитывающий потенциал.

Следует отметить, что, несмотря на свою актуальность, проблема эффективности психологического воздействия ни в психолого-педагогической теории, ни в психолого-педагогической практике в нашей стране не получила пока должного освещения. Вместе с тем проблема воздействия (что не всегда осознается) занимает особое место в психологической науке, поскольку именно в ней наиболее сконцентрированы принципиальные вопросы, связанные с управлением психическими явлениями. Именно в проблематике психологического воздействия, пожалуй, как нигде более рельефно выражена связь запросов и требований социального заказа сегодняшнего дня, общественной практики и потребности развития психологической науки в целом.

Однако психолого-педагогическая теория и практика показывают, что далеко не всякое воздействие может оказывать позитивное влияние. Основные проблемы обучения и воспитания в современной школе и семье как раз и связаны с недостаточной выраженностью или отсутствием у педагогов знаний и навыков эффективной организации процессов межличностного взаимодействия, общения, умений правильной инструментовки психологических воздействий в соответствии с индивидуальными характеристиками другой личности, а также навыков личного со-участия в этом процессе.

В рамках данной работы на примере анализа основных стратегий психологического воздействия мы попытаемся выделить основные принципы их организации и определить психологическую эффективность каждой из данных стратегий, которые имеют широкое распространение в общественной (в том числе педагогической) практике при реализации отношений между людьми.

Всю историю психологии в известном смысле можно понимать как историю ответа на вопрос о сущности, природе, критериях эффективности психологического воздействия, как развитие взглядов и подходов к объяснению объективных и субъективных детерминант этого процесса. Поэтому при определении общих принципов разработки психологии воздействия как научной и практической проблемы крайне целесообразным, с нашей точки зрения, является обращение к традициям в изучении психических явлений в целом. Историко-теоретический анализ позволяет условно выделить три основные парадигмы, посредством которых пытались объяснить природу и закономерности психологических реальностей, а также соотнести их с имеющимися подходами в научном исследовании и практическом использовании стратегий межличностного воздействия.

В этой связи любая современная концепция воздействия может быть понята в отношении к каждой из следующих трех пар альтернативных моделей: транзактная (двусторонняя) модель против гиподермической (односторонней) модели; акциональная, интенциональная модель против реактивной (пассивной) модели; процессуальная модель против эффектационной (конечной) модели.

2. За последние 40 лет в психологическом знании произошел значительный перелом, связанный с отказом от подхода к человеку как к «пассивному реактору» (если можно так выразиться, т. е. лишь отвечающего на воздействие). Был выдвинут подход, утверждающий его активность и избирательность в процессе отражения внешних воздействий. Этот подход, условно обозначенный как субъектный или акциональный, наиболее всесторонне представлен в западной когнитивной психологии.

В рамках данного подхода было разработано наибольшее количество специальных теорий воздействия (около 40), которые основываются на идее активности и целостности психического функционирования человека. В соответствии с этой точкой зрения предполагается, что процесс воздействия происходит тогда, когда взаимодействующие между собой коммуникаторы интернализуют значения, которыми они обозначают исходящую друг от друга информацию в ситуации перцептивного выбора.

Следует отметить, что данный подход в изучении воздействия в научной психологии в настоящее время наиболее популярен и, по-видимому, на сегодняшний день наиболее полно раскрывает возможности психологического воздействия. В рамках данной парадигмы проведено также большое количество специальных экспериментальных исследований и на их основе разработано множество эффективных приемов и средств психологического воздействия, которые с успехом применяются, в частности, средствами массовой информации при формировании общественного мнения, создании рекламы и т. п. Некоторые из них используются в педагогической практике.

Таким образом (и это важно подчеркнуть), акциональный подход к организации воздействия по своей внутренней сути в принципе может вести к таким же, а иногда к еще худшим психологическим последствиям, нежели реактивный подход. Несмотря на признание активности и индивидуальной избирательности психического отражения, провозглашаемой в рамках данного подхода, при использовании конкретных методов воздействия человек на самом деле все так же остается объектом внешних влияний и психического манипулирования. Поэтому не будет, по-видимому, большой натяжкой говорить о том, что императивную и манипулятивную стратегии психологического воздействия можно отнести в целом к одному и тому же одномерному, объектному, монологическому взгляду на человеческую природу, где человеку в целом отводится пассивная роль, где его уникальная сущность обезличивается.

Вместе с тем такая позиция довольно распространена в западном человекознании; она составляет идеологию большинства современных служб психологической помощи людям, она лежит в основе технологии и многих методов психотерапевтической и психо-коррекционной работы. В этом случае человек (возможно, даже из лучших побуждений) все же подгоняется под некий эталон «хорошего» пациента, зачастую посредством довольно изощренных приемов, который существует в профессиональной когнитивной карте «всемогущего» и «всезнающего» психотерапевта; сам же пациент лишается права на какую-либо самостоятельность в видении ситуации и принятии решений. На Западе иногда признают, что человек в буржуазном обществе является объектом и продуктом постоянной и целенаправленной психологической манипуляции и давления и что возможности этого манипулирования практически безграничны.

Такой одномерный подход к человеку, как известно, имеет корни в далекой истории и свои довольно устойчивые традиции и в философии, культуре, естествознании, этике, связанные с так называемым пессимистическим взглядом на природу человека.

Таким образом, объектность естественнонаучного подхода к исследованию человеческой природы с неизбежностью оборачивается объектностью, одномерностью в разработке содержания практических рекомендаций относительно организации взаимоотношений между людьми, которые чаще всего носят обезличенный, «технологический» характер и, естественно, не могут учитывать всего богатства реальных человеческих связей и уникальности личностного содержания каждого. Слепое или неумелое следование такого рода рекомендациям в работе с людьми (например, в психолого-педагогической практике) может негативным образом сказываться на характере психического становления и социального функционирования личности.

Вместе с тем общая идеалистическая тональность западной гуманистической психологии, ее слабая научная оснащенность не позволяют в полной мере доверять ее постулатам. Кроме того, выступая в качестве искусственной альтернативы антагонистическим капиталистическим отношениям, гуманизм данной доктрины носит абстрактный, внеконкретно-исторический характер. И в практическом смысле широко разветвленная и хорошо организованная сеть психологической службы (в школе, в семье, в целях решения личностных и межличностных проблем) никогда не сможет решить возложенные на нее функции — гуманизацию антагонистических конфликтов современной капиталистической общественной системы лабораторным путем.

Другим источником (и непосредственным толчком) современного развития диалогического направления отечественной психологии послужило развитие психологической практики (служб различного рода психологического консультирования, групп активного социального обучения), где довольно отчетливо обнаружилось, что

Таким образом, постановка вопроса о переходе на принципы диалогической методологии психологического исследования — это требование сегодняшнего дня (и не только для нашей науки).

Диалог является всеобщим принципом оптимальной организации и управления на всех уровнях организации и развития жизнедеятельности на Земле — от биологического уровня до социального и личностного. И наоборот, именно нарушение принципа диалогизма, использование монологических, объектных стратегий воздействия и порождает острейшие и трудноразрешимые проблемы человечества. Это убедительно было показано, в частности, в масштабных и многоаспектных исследованиях, проведенных так называемым Римским клубом, результаты которых с пониманием были восприняты в нашей стране [10].

Поэтому формирование нового мышления (или, как его иногда называют, «планетарного сознания») — это становление мышления и сознания по сути своей диалогического, гуманистического, воспитание у людей чувства ответственности за судьбы всего мира и всей планеты, друг друга.

Если говорить о текущем моменте в нашей стране, то переход на новые методы хозяйствования и социальной политики, осуществляемый в государстве, связан прежде всего с перестройкой общественных отношений на ленинских принципах демократизма и подлинного гуманизма, в основе реализации которых лежит также открытый диалог между всеми элементами и структурами общественной организации как целостной системы. Именно в диалоге скрыты истинные возможности изменения психологии людей, активизации человеческого фактора труда. Наконец, и это принципиально важно отметить, с точки зрения реализации задач реформы школы: «диалог, а не монолог, вот что является необходимым элементом действительно творческого процесса образования и воспитания молодежи» [I].

Смысл кризиса психологического знания, о котором иногда пишется [II], но который все больше ощущается современными психологами, также связан с необходимостью перестройки на новое мышление (научно-практическое психологическое мышление). В данной работе мы попытались доказать, почему это необходимо и крайне своевременно.

В этой связи остро встает проблема определения научного статуса новой методологии, что требует и особого разговора и не входит в задачу данной работы. Кроме того, методология диалогического исследования в психологии находится еще на начальных этапах своего становления. Для быстрейшего оформления ее в самостоятельное научно-практическое направление необходимо для начала четко разграничить эвристические и практические возможности диалогического метода по сравнению с традиционным, который, по нашему глубокому убеждению, нельзя сбрасывать со счетов, поскольку он составляет несомненный культурный фонд науки сегодняшнего дня и, кроме того. еще не исчерпал себя, поскольку способен вскрывать довольно глубокие пласты реальных явлений. Необходима интеграция обоих подходов.

Психология долгое время развивалась как естественно научная дисциплина и занималась, по аналогии с другими науками, поиском всеобщих законов организации и детерминации психических явлений. Однако такие законы, которые бы действовали при всех условиях и по отношению ко всем людям, в рамках позитивистской, объектной методологии ей обнаружить не удалось. В контексте психологии воздействия, к которой мы обратились, традиционный естественнонаучный подход к решению данной ключевой проблемы обернулся обоснованием лишь одномерных стратегий воздействия (императивной и манипулятивной), при которых индивидуально-психологическое содержание человека обезличивается, а его творческий саморазвивающийся потенциал редуцируется.

Во многом благодаря развитию психологической практики ситуация стала меняться. В основу новой методологии психологического анализа кладется диалогический принцип и метод. Диалог также определяет психологическое содержание развивающей стратегии воздействия, наиболее оптимальной при организации взаимоотношений между людьми как в целом, так конечно же и при реализации задач обучения и воспитания.

В этой связи целевой направленностью успешного воспитательного процесса в целом, осуществляемого на современном этапе общественного развития, должно стать формирование у людей именно данных качеств личности. Первым и основным условием воспитательно эффективного взаимодействия педагога и ребенка является наличие доверия и положительного отношения между ними; в этом случае часто отпадает и необходимость продумывания каких-либо определенных воспитательных воздействий императивного и манипулятивного толка. Без этого условия трудно рассчитывать на успех всего воспитательного процесса.

Подводя общий итог, отметим, что в результате проведенного анализа основных научных подходов к изучению сущностной природы человека и его психической организации, ее детерминации нам удалось выделить основной предмет данного теоретического анализа — основные стратегии психологического воздействия, которые теснейшим образом связаны с основными воззрениями на предмет психологической науки. Дальнейшая логика анализа требует углубления в психологическую суть объективных факторов и субъективных детерминант, при посредстве которых разворачиваются воздействия.

1. Горбачев М. С. Речь на Всесоюзном совещании заведующих кафедрами общественных наук. Правда, 1986. 2 окт.

2. Бахтин М. М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1979.

3. Бодалев А. А. Личность и общение. М., 1983. 272 с.

4. Выготский Л. С. Собр. соч.: В 6 т. Т. 2. 1982. 503 с.

5. Кан-Калик В. А., Ковалев Г. А. Педагогическое общение как предмет теоретического и прикладного исследования // Вопросы психологии. 1985. № 4. С. 9—17.

6. Ковалев Г. А., Радзиховский Л. А. Проблема интериоризации в психологии // Вопросы психологии. 1985. № 1. С. 110—120.

7. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.. 1984. 446 с.

8. Матюшкин А. М. Основные направления и проблемы исследования мышления и творчества // Методологические проблемы повышения эффективности психолого-педагогических исследований. М. 1985. С. 115—122.

9. Мясищев В. Н. Личность и неврозы. Л.. 1960. 420 с.

10. Печчеи А. Человеческие качества. М., 1984. 340 с.

11. Пузырей А. А. Культурно-историческая теория Л. С. Выготского и современная психология. М. 1986. 116 с.

12. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. М. 1946.

13. Ухтомский А. А. Избр. труды. Л., 1978. 358 с.

14. Флоренская Т. А. Я — против «Я». М., 1985. 80 с.

15. Хараш А. У. Социально-психологические механизмы коммуникативного воздействия: Автореф. канд. дис. М., 1983. 20 с.

Источник:
Парадигма человека
Три парадигмы в психологии — три стратегии психологического воздействия Вы находитесь на старой версии сайта, перейдите на Обновленный вариант сайта Подписывайтесь на Почтовые рассылки и
http://www.superidea.ru/intel/psy/3para.htm

Парадигма человека

Паради?гма (от греч. ?????????? , «пример, модель, образец») — словоизменительная парадигма — в лингвистике список словоформ, принадлежащих одной лексеме и имеющих разные грамматические значения. Обычно представлена в виде таблицы. Фердинанд де Соссюр использовал этот термин для обозначения класса элементов, имеющих схожие свойства.

Слово ?????????? по-гречески значит «пример, модель, образец»; словоизменительная парадигма выступает образцом того, как строятся словоизменительные формы для целых классов лексем (склонений существительных, спряжений глаголов и т. п.)

Построение парадигм — одно из первых лингвистических достижений человечества; вавилонские глиняные таблички с перечнями парадигм обычно считаются первым памятником лингвистики как науки.

Обычно парадигмы упорядочены в некотором традиционном порядке граммем, например, парадигма русского склонения записывается в порядке падежей И — Р — Д — В — Т — П:

рука
руки
руке
руку
рукой
о руке

Парадигма личного спряжения в европейских языках записывается обычно в порядке «иду-идёшь-идёт» (и, соответственно, лица называются первым, вторым и третьим), а, например, в арабском языке порядок обратный.

Различают морфологические, лексические, словообразовательные, синтаксические виды парадигм. Здесь они показаны на примере башкирского языка.

Существуют морфологические теории, считающие именно парадигмы центральным понятием морфологии, а членение слова на морфемы — факультативным или вторичным.

Источник:
Парадигма человека
Паради?гма (от греч. ?????????? , «пример, модель, образец») — словоизменительная парадигма — в лингвистике список словоформ, принадлежащих одной лексеме и имеющих разные грамматические значения.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%B3%D0%BC%D0%B0_(%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D0%B2%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0)

Предмет и основные парадигмы политической науки

В современный язык понятие «политика» пришло из древнегреческого (politika) и традиционно означает государственные и общественные дела, сферу деятельности, связанную с отношениями между людьми, социальными группами, народами, нациями и государствами.

Политика представляет собой многообразный мир общественных отношений, человеческой деятельности, поведения, ориентаций, взглядов и разнообразных связей между людьми по поводу власти и по конкретным вопросам управления обществом. Для обозначения границ мира политики, ее истоков и составных частей (компонентов) используется понятие «политическая сфера жизни общества».

Политическая сфера особая сфера деятельности общества, в которой лежат истоки политической деятельности людей во всем ее многообразии и развитии, реализуются политические интересы классов, других социальных слоев и групп, наций, народностей, отдельных людей в форме политических отношений, действий и поступков (поведения).

Основная функция политики – интеграция различных сфер общественной жизни, обеспечение целостности общества и политической стабильности посредством нахождения баланса интересов различных сил.

Совокупность знаний о политике представлена в политических науках. Политология это наука о политической власти и управлении, о закономерностях и особенностях развития политических отношений и процессов, функционирования политических институтов и систем, политического поведения и деятельности людей в различных цивилизационно-культурных и временных измерениях. Это единая, интегральная наука о политике, ее взаимодействии с личностью и обществом.

Для обобщенной характеристики специфических подходов к анализу и объяснению политики используется понятие парадигмы. Понятие «парадигма» введено в науковедение американским историком науки Т. Куном в 1960-е годы. С его точки зрения, парадигма как бы задает направленность исследованию политики, в русле которой исследователь, опираясь на традиции, политические теории и идеи, осуществляет решение конкретной проб-лемы.

Логическая модель развития научного познания политики, по Куну, представляет собой процесс последовательной смены пара­дигм: накопление фактов, противоречащих принятой парадигме, выдвижение новых конкурирующих теорий, победа и превращение одной из них в новую парадигму. Можно сказать, что история по­литологии это история постоянного обновления и обогащения парадигм. Итак, парадигма – это специальная логическая, мыслительная модель, определяющая способы восприятия и интерпретации действительности. Или: парадигма – система взглядов, определенная теория, с помощью которой можно постигнуть (объяснить) определенные явления. А поскольку теорий и систем взглядов много, то по отношению к политической науке существует несколько основных подходов.

Классификация парадигм. В основе различий парадигм лежат попытки объяснить политику или через сверхъестественные начала, природные факторы, общественные факторы, или через собственно политические, внутриполитические факторы. Существует четыре группы парадигм: теологические, натуралистические, социальные, рационально-критические.

Теологическая парадигма базируется на сверхъестественном истолковании источника происхождения государственной власти, на бо­жественном объяснении природы политики и власти. Ее сторонники видят истоки в Божественной воле и религиозных кодексах (святых писаниях, заветах пророков и т.п.). Такой подход к политике характерен для первоначального этапа развития политических учений, когда боже­ственным признавался весь социально-политический строй, а власть, государство рассматривались лишь как часть универсального мирового порядка, созданного Богом. Такое объяснение природы политики вряд ли можно назвать научным. Однако не стоит забы­вать, что такая интерпретация политических явлений существовала несколько веков.

Геополитика. Идеи о влиянии географической среды на политику высказывали еще Аристотель и Платон. Основатель геополитики Ж. Боден (XVI в.) сформулировал концепцию влияния климата на поведение людей. Впоследствии эта концепция была развита Ш. Монтескье в сочинении «О духе законов», в котором сформулированы основные принципы «геополитического направле­ния» в политике. Согласно Монтескье, географическая среда, и в первую очередь климат, определяют дух народа, форму государственного устройства и характер общественного устройства. Монтескье считал, что размер территории влияет на политический строй: небольшое государство – республика, большое – монархия, огромное – деспотия.

В XX в. идеи геополитики развил профессор Оксфордского университета Дж. Маккиндер. Именно его работа «Географическая ось истории» (1904) легла в основу геополитических концепций XX в. С точки зрения Маккиндера, для современного геополитического анализа и практической внешней политики важнейшее значение имеет географический детерминизм, «размещение» политических сил в конкретной географической среде. Маккиндер исходил из постулата, впоследствии утвердившегося в геополитике, что государства, не имеющие выхода к морю, существенно отстают в развитии. Он пришел к делению могущества стран на сухопутное и морское. Сегодня учет геополитических факторов является необходимым элементом при формировании политического курса любого государства.

Биополитическая парадигма своими корнями уходит
в XIX в., в доктрины раннего позитивизма, согласно которым наука должна описывать только непосредственно наблюдаемое. В общественной жизни таким наблюдаемым фактором было поведение, которое определялось как наблюдаемая совокупность реакций организма на набор фиксируемых стимулов. Объяснение поведения сводилось к однозначно жесткой схеме биополитики: «стимул – организм – реакция». При этом принципиальным для биополитики являлся отказ от признания любых внутренних психологических звеньев, опосредующих реакцию и поведение человека. Отсюда сторонники данного направления делали вывод, что именно пол, возраст, генетические (врожденные) качества и свойства человека могут служить основанием для определения особенностей политического поведения, так как только этим качествам и свойствам присущи соответствующие регуляторы.

Именно на этих принципах сформировался бихевиоризм (наука о поведении) – одно из ведущих направлений американской соци­ологии и политологии конца XIX – начала XX в. Значительный вклад в разработку методологических и теоретических основ поведенческого направления в политологии внесли ученые Чикагского университета Ч. Мерриам и Г. Лассуэлл. В настоящее время идеи биополитики находят свое воплощение в феминистских теориях, занимающихся исследованием особенно­стей политического поведения женщин, влияния пола, возраста, темперамента на выбираемую область политики.

С точки зрения биополитики очевидно наличие у человека и животных общих начал, свойств, генетических приспособлений к внешней среде, таких как альтруизм, способность к взаимодействию, агрессии, любопытство, естественный отбор, борьба за существование, инстинкт самосохранения и т.д. Следовательно, законы природы можно увидеть и в человеческом обществе, в политической сфере. Еще Аристотель говорил, что человек – это политическое животное, у которого есть инстинкт совместного жительства – от семьи до государства.

Психологизаторское течение. Еще Конфуций рекомендовал правителям учитывать психологические реакции подданных. Как модель объяснения политических явлений психологизаторская парадигма появилась в XVIII–XIX вв. Тард, Лебон, Гумплович, Дюркгейм доказывали, что подлинный источник социального и политического развития – психологические свойства человека. Процессы, происходящие в развитии общества, тождественны процессам, идущим в нас самих, т.е. общественные проблемы – это драматизируемые личные проблемы. Суть такого подхода сводится к абсолютизации психологических качеств человека, к попыткам объяснить полити­ческое явление, политическое поведение исключительно психологи­ческими качествами индивида либо малой группы.

Данный подход получил свое воплощение, в частности, в кон­цепции власти Б. Рассела. Раскрытие психологии власти, по мнению Рассела, включает в себя анализ таких индивидуальных явлений, как страх, отчаяние, коллективная истерия. Именно эти состояния че­ловека чаще всего используются многими лидерами для утвержде­ния себя в качестве диктатора. Поэтому важнейшим условием со­хранения демократии и недопущения диктаторского режима являются, по утверждению Рассела, предотвращение условий, по­рождающих социальное возбуждение, воспитание людей в духе, исключающем появление склонностей к подобным настроениям.

Попыткой понять мотивы поведения в политическом процессе, обусловленные психическими свойствами личности, стал психоанализ Фрейда. Его метод доказывал, что все острые впечатления и переживания человека не пропадают, а вытесняются в подсознание. Отсюда возникают комплексы неполноценности, а один из способов их подавить – прийти к власти.

При этом имеется в виду не человек вообще, а конкретный индивид, учет его родовых качеств, особенностей окружения и т.д., т.е. изучаются субъективные механизмы политического поведения, индивидуальные качества человека, черты его характера, бессознательные психические процессы. На основе изучения разных характеров определяются все причины появления демократии, тирании, революций, массовых общественных движений. К психологическим основаниям политического поведения, его скрытым мотивам сводятся и предпосылки терроризма, государственных репрессий.

Натуралистическая парадигма небесспорна – ей присуща явная односторонность. Но она достаточна популярна, особенно широко используются биополитика и психологизаторство. Так, в США политика зачастую рассматривается через личностное измерение, в ней доминируют психологические мотивы, изучаются внутренние мотивы поведения людей.

Социальная парадигма объясняет политические явления воздействием внешних факторов (социальных, экономических, культурных). Политика зависит от уровня экономического развития, культурных традиций.

Социальная парадигма объединяет разнообразные те­ории, суть которых сводится к стремлению объяснить природу и происхождение политики через социальные факторы, прежде всего через определяющую роль той или иной сферы общественной жиз­ни, того или иного общественного явления, через приобретенные (социокультурные) свойства субъекта социального
действия.

Этих позиций придерживается, например, марксистская кон­цепция, согласно которой политика детерминирована движением экономических процессов и выступает как надстройка над эконо­мическим базисом общества. Политика есть концентрированное выражение экономики: частная собственность – социальные классы – организация политической жизни – государство.

В западной политологии распространена концепция «господства права», в соответствии с которой право рассматривается в качестве порождающей причины политики. Сторонники данной концепции полагают, что не политические деятели, а именно право, которым должны руководствоваться как государство, так и индивиды, в состоянии обеспечить социально-политический компромисс в обществе. С их точки зрения, процесс общественного развития представляет собой не что иное, как историю господства тех или иных сменяющих друг друга законов. Отсюда основная деятельность политологов при анализе политической жизни должна сводиться исключительно к исследованию правовых норм.

Социальная парадигма по существу совпадает с социологическим подходом и истолковывает политику через влияние на нее других сфер жизни общества: экономики, социальной структуры, права, культуры и т.д. К социальной парадигме относятся теории, объясняющие природу политики через воздействие, влияние других сфер общественной жизни: экономики, идеологии, духовной сферы.

Рационально-критическая парадигма. Рационально-кри-тическая парадигма ориентирована на раскрытие внутренней природы политики, ее важнейших элементов и их взаимодействия, на выявление лежащих в основе политической жизни конфликтов и их динамики и т.п. Политическая жизнь объясняется внутренними факторами. Политика – это самодостаточная сфера, которая развивается по своим законам (эпоха не важна). Именно политика движет миром, а не что-то другое. Это наиболее приземленная интерпретация политики. Природу политики объясняют не внешними, а внутренними факторами, свойствами, элементами. Сущность политики находят в ней самой и объясняют через теории конфликта и консенсуса, элитарные концепции и др.

Итак, политология, как и другие социальные науки, относится к разряду полипарадигматических дисциплин, т.е. допускает сосуществование различных концептуальных подходов к исследованию политики, которые поддерживаются соответствующими группами и школами.

Источник:
Предмет и основные парадигмы политической науки
Политика представляет собой многообразный мир общественных отношений, взглядов между людьми по поводу власти и по конкретным вопросам управления обществом
http://kulturoznanie.ru/politology/predmet-i-osnovnye-paradigmy-politicheskoj-nauki/

COMMENTS